Отворотное зелье

— Вот жизнь у тебя! — с улыбкой сказала Баба-Яга. — Лежи себе на печи — ни забот, ни хлопот. Мне вот интересно: а ты, кроме того, что жрать, да сказки сказывать, что-нибудь можешь делать?

— Разумеется, что за вопросы? — Баюн лениво перевернулся на спину. — На гуслях могу играть.

— Да ну? Никогда не слышала, как ты играешь. 

— Это потому, что я никогда не играл.

— Балбес, — засмеялась Яга. — С чего тогда решил, будто можешь?

— Я же не сказал, что умею, — беззаботно ответил Баюн. — Но побренчать могу. 

— А если серьёзно?

— Таланты мои бесчисленны, если серьёзно. За что ни возьмусь — всё у меня получается, и настолько хорошо, что другие страдают от невероятной зависти. 

— Выдумщик, — усмехнулась Яга. — Ты ж ничего не делаешь, чему завидовать?

— Так потому и не делаю, — развёл лапами Баюн, — чтобы другие не страдали. Несмотря на свои малые размеры, я обладаю большим сердцем, полным жалости к окружающим меня людям. 

— Да что ты? А где была твоя жалость, когда Богатырей жрал? 

— Это была вынужденная мера. И я предпочитаю об этом не вспоминать. 

— Неужто совесть мучает? — хмыкнула Яга.

— Не, — махнул лапой Баюн. — Изжога сразу начинается.

Баба—Яга громко засмеялась, вытирая рукой выступившие слёзы. Баюн спрыгнул с печи на пол, и принялся вылизывать лапы.

— К нам гости, — сказал он, навострив уши. — Девица идёт. 

— Идёт, — подтвердила Яга, повязав на голову платок. — Опять, поди, за зельем приворотным. Хорошо расходится, варить не успеваю. А как уйдёт, обедать будем. Входи, милая, не заперто у меня!

— Здравствуйте, — в дверях показалось настороженное девичье личико. — Мне подружка вас посоветовала, сказала, что вы помочь можете.

— Могу, милая, могу. Приворожить кого-то хочешь? 

— Приворотное зелье один золотой, — вмешался Баюн. — Две чайные ложки утром, две вечером, и на следующий день твоя жертва души в тебе чаять не будет. Золотой — на стол, зелье на полке — счастливого обратного пути!

— Обжора! — закатила глаза Яга. — Чего торопишь? Никуда твой обед от тебя не денется.

— Вдруг сбежит?

— Из карасей и при жизни бегуны никакие, а из жареных — тем более. Сядь на печку и не мешай. 

— Мне приворотное зелье не нужно, — подала голос Девица. — Мне бы, наоборот — отворотное. 

— Отворотное? — удивилась Яга. — Зачем тебе такое понадобилось?

— Да бегает за мной один молодец, из местных. Что там бегает — проходу не даёт! Я уже и разговаривала с ним, и ругалась, и Богатырей нанимала — всё равно никак не уймётся. Женюсь, говорит, и всё тут. 

— Отворотного зелья не держим, — сказал Баюн. — Всего доброго. Приступим к обеду, бабушка.

— Не слушай этого валенка, — успокоила Девицу Яга. — Сейчас что-нибудь придумаем. Ухажёр-то твой старый совсем?

— Нет, на год старше меня, — ответила Девица.

— Страшный?

— Не хуже других. 

— Интересно, — протянула Яга. — Дурак?

— Разве что чуть-чуть, — пожала плечами Девица. — Другой бы уже отстал, а этот прилип, будто не понимает. А в остальном разумом не обделён. 

— Давайте я его сожру, — предложил Баюн. — Две проблемы разом решим. Голодный Кот — горе в семье. 

— Не слушай, кому сказала? — Яга хмуро посмотрела на кивающую Девицу. — Что ж парня-то губить ни за что? 

Баюн шлёпнулся с печи на пол:

— Еды.

— Чёрт меня дёрнул про обед сказать, — вздохнула Яга. — Скажи мне вот что, милая: может твой ухажёр на богатства отцовские глаз положил? 

— Да нет у него особых богатств, — пожала плечами Девица. — Да и сам он далеко не бедствует. Каждое утро цветы и сладости под окном оставляет. 

— Я что-то не понял, — заговорил Баюн, валяясь на полу. — Тебя зовёт замуж молодой парень, не страшный, не дурак. Знаки внимания оказывает, о любви, поди, говорит? Так в чём проблема? Чего нос воротишь? Принца ждёшь?

Яга с интересом посмотрела на Девицу. Девица крепко задумалась и, покраснев, развела руками: 

— Не жду я никаких Принцев. Я вообще это… А действительно, чего это я? Тьфу, чем думаю вообще? Благодарю тебя, Кот чудесный, глаза мне открыл, а то б так и бегала, сама не зная от чего. 

Попрощавшись, Девица вышла из избы, закрыв за собой дверь. 

— Чудесный Кот — это я! — важно заявил Яге довольный собой Баюн. — И только что ты наблюдала один из моих многочисленных талантов — открывание глаз. 

— Балбес ты! — отмахнулась Яга, смеясь. — Поднимайся, обедать пора. Будешь свой самый главный талант демонстрировать.