Каждый ваш лайк делает меня счастливым

Нажмите ESC , чтобы закрыть

Сказки

Однажды ночью Баба-Яга проснулась от громкого треска. 
— Это не я, — тут же раздался голос Баюна из-за печи, — но это из-за меня. Ничего у меня не получается. 

11 — Настоящие коты ничего не просят

— Да чтоб тебя! — устало выдохнул Кощей. — Ваня, как думаешь, если я ему больно сделаю — он заговорит по-русски? 
— Сомнительно, — пожал плечами Иван. — Конечно, зависит от того, насколько будет больно, но пробовать не нужно. 

Про новую звезду, Принцессу Астру и молодца Светозара

Жили-были в Тридевятом Царстве старик со старушкой. Жили они славно, голода не знали, труда не боялись и, в целом, были почти счастливы. Одно только их печалило — жизнь прожили, а детей у них так и не появилось. 

Неудавшаяся сказка

— Ух ты, сколько вас! — воскликнул Змей Горыныч, засунув среднюю голову в окно избушки. — А чего такие кислые? Бабушка, что случилось? 
— Связалась с дураками на свою голову, — проворчала Баба-Яга. 
— Это кто тут дурак? — фыркнул Иван. 

Обратная сторона сказки

— Здравствуй, бабушка! — поздоровался Иван и заметил сидящего за столом Кощея. — О, и ты здесь! Никак зло замышляете? 
— Оно самое, — кивнул Кощей, пожав протянутую руку. 
— А ты чего тут, Ваня? — спросила Баба-Яга. — Случилось что? Помощь нужна?

О пропавшем Принце, иноземном соглядатае и дружбе навеки

— Явился! — наигранно нахмурившись, но радостно воскликнула Баба-Яга. — Опять заблудился в лесу? 
— Ни в коем случае! — ответил Баюн. — И я, вообще-то, тогда не заблудился, а только сделал вид. 

Свадьба или Как рак на горе засвистел

— Яга! — заорал Кощей, открыв дверь избушки ногой. — Собирайся! 
— Совсем из ума выжил? — Баба-Яга покрутила пальцем у виска. — Чего буянишь? Опять водку на тараканах настаивал? Говорила я тебе, до добра не доведёт. 

Как к Кощею Мама приезжала

— Эй, огрызок старый! — крикнул Богатырь в сторону замка Кощея. — Выходи, сейчас новую дубину к твоей лысине примерять будем! 
Через минуту на балконе появилась аккуратная женщина лет девятиста, со строгим лицом и с выражением презрения ко всему сущему.