— Здравствуй, Яга, — с грустью в голосе поздоровался княжеский Дружинник Ладислав Безсонов. — Как ты тут, в лесной глуши?

— Лучше не бывает, Ладиславушка, — ответила Баба.Яга. — А ты чего такой смурной? Совсем лица на тебе нет. Случилось что?

Дружинник тяжело вздохнул: 

— Случится, Яга, случится. Что же ты наделала, глупая! Дались вот тебе эти дети?

Брови Яги удивлённо поползли вверх:

— Дети? Ты чего мелешь, служивый? Опять по лбу от яблочного дерева получил? 

— Не ломай комедию! — отмахнулся Дружинник. — Всё равно поздно уже. Скоро за тобой придут. 

— Кто? — ахнула Яга. 

— Богатыри, кто же ещё. Штук двадцать прислали, все заговорённые, с особыми мечами и щитами. По «‎Молоту ведьм» обучались. Эх, если бы я только мог тебе помочь!

— Да в чём помочь-то, Ладиславушка? Объясни, что происходит? 

— Ты это прекрати! — Дружинник стукнул кулаком по столу. — Чего дурочкой прикидываешься? Столько детей похитила! Да ты в своём уме была, а? Всё, спета твоя песенка! Ты что же думала — по десять детей в день похищать и никто не заметит? Никто не узнает и должным образом не отреагирует? 

— Не похищала я никаких детей, — пробормотала Яга. — Уж четыреста лет прошло с последнего, зуб даю! А по десять за раз так вообще никогда не похищала. 

— Врёшь, Яга, по глазам вижу, что врёшь! Ты, хоть и злодейка, но того, что тебя ждёт, не заслужила. Так и знал, что этим всё закончится. 

— Ой, мамочки! Баюнчик, котенька! Ты где там есть, чучело дурное? Тьфу, валенок! Когда нужен, так и не найти. Что делать-то, Ладиславушка? 

— Признаться и получить заслуженное наказание, — ответил Дружинник. — Если только… Даже не знаю.

— Что? 

— Если предположить, что ты и правда никого не похищала… Хотя нет, я тебе уже ничем не помогу, времени мало. 

— Да никого я не похищала! Как хочешь проверяй, я правду говорю. 

Княжеский Дружинник задумчиво смотрел на Ягу.

— Допустим, — кивнул он, вынимая из-за пазухи стопку бумаг. — Попробую что-нибудь раскопать, вдруг успею до того, как тебе… Неважно. Так, когда тут сразу десять пропало? Утром семнадцатого числа прошлого месяца. Где была в то утро, помнишь? 

— Здесь, — ответила Яга.

— Кто подтвердит? 

— Да вот эти, мелкие. 

— Их показания вряд ли будут учтены, — вздохнул Дружинник. — Они же за монетку что угодно скажут. Был кто у тебя? 

— Была, — кивнула Яга. — Женщина своего сына приводила. После обеда, кажется. 

— А утром? 

— Утром никого. И Баюн тогда тоже отсутствовал. 

— То есть нет никого и ничего, кто мог бы подтвердить, что ты действительно была дома? — уточнил Дружинник. — Да уж, Яга, плохи твои дела. Я тебе помочь не смогу. Приводи дела в порядок и готовься. 

— Да чтоб этим похитителям пусто было! — воскликнула Яга. — Вот уж не думала, что я за чужие грехи ответ нести буду. И тем более, что лишусь за них головы. Тьфу! 

— Я бы и рад помочь, — Дружинник смахнул выступившую слезинку. — Но чем я их задержу? Нечем твои слова подтвердить. 

Яга на секунду задумалась и хлопнула в ладоши:

— Есть! Ты, должно быть, уже слышал про новое Чудище в наших краях? Большой такой комар с четырьмя глазами. Я его в тот самый день утром и сделала. Случайно, разумеется. 

— В самом деле? — Дружинник вытащил из стопки чистый лист бумаги и положил его перед собой. — Перо есть? 

— В самом, — кивнула Яга, подав Дружиннику чернильницу с пером. — Его, скорей всего, впервые в этот самый день и заметили, будет несложно доказать, что я в то утро его приготовлением занималась. Точнее, зельем, но получился он. 

— Значит, семнадцатого числа прошлого месяца ты создала Чудище, верно? В виде комара с четырьмя глазами. Особые приметы были? 

— Да он весь сплошная особая примета! У него ещё длинный язык и он говорит бзз. 

— Жужжит? — уточнил Дружинник.

— Нет, говорит, — ответила Яга. — Сама не знаю, как так вышло. Это поможет? 

— Скорей всего, я смогу найти тех, кто видел его в то утро. Потом люди подтвердят, что раньше такого не видали. Пока всё проверят, у меня будет пара дней, чтобы найти тех, кто на самом деле похитил детей. Напиши вот здесь своё имя — тем самым ты подтверждаешь, что в то утро ты делала это Чудище. 

Яга взяла в руку перо и написала своё имя. Ладислав подул на лист, сложил его и убрал за пазуху. 

— Чего сидишь-то, Ладиславушка? — нервничала Яга. — Иди, встреть Богатырей, объясни, пока не поздно. 

— Что объяснить? — зевнул Дружинник. 

— Что я не виновата и детей не похищала. 

— Так я знаю, что ты никого не похищала. 

— Откуда?!

— Так ведь никто и не пропадал. 

Яга недоумённо смотрела на улыбающегося Дружинника. 

— Ой, Ладислав! — протянула Яга, хлопнув себя по лбу. — Ой, ирод ты окаянный!

— Это комплимент? — подмигнул Дружинник. 

— Из меня чуть душа через уши не сбежала! Ты что, ничего попроще придумать не мог?

— А зачем? Главное сработало, о другом и не думал.

— А мог бы и подумать! — обиженно сказала Яга. — Тьфу! Обвёл вокруг пальца, как девицу краснощёкую! 

— Ты, Яга, тоже могла подумать, — Дружинник встал из-за стола и потянулся, — прежде чем такое Чудище создать. Чем думала-то? 

— Случайно вышло, сказала же. Что теперь? Все его злодеяния на меня повесишь? 

— Стоило бы. Но пока никто особо не пострадал, даю тебе два дня времени, чтобы это Чудище изловить. Не сделаешь — пеняй на себя, сама понимаешь. 

— Понимаю, — вздохнула Яга. — Придумаю что-нибудь. Ох, до сих пор трясёт! Не мог просто спросить, не моих ли это рук дело?

— Будто ты бы призналась! — усмехнулся Дружинник. — У тебя свои методы в работе, у меня свои. Неплохо работают, скажи?