А если не наестся?

— Ты, Иван, нехороший человек, — ворчал Баюн. — Как можно было взять комнату без печи? Где я должен спать? 
— На полу, — сонно отозвался Иван. 
— Я? На полу? Ну уж нет! Кощей! Вели ему уступить мне место. 
Кощей отозвался громким храпом. 
— Немыслимо! — вздохнул Баюн. — Как можно спать, зная, что котик страдает? 
— Потом нас всех накажешь, — пробормотал Иван. — Спи уже. 
— Я слышал, что людям полезно спать на полу. 
Вместо ответа Иван захрапел. 
— Надо было просить не комнату с печью, а отдельную комнату, — вслух размышлял Баюн. — Как они только друг другу не мешают. 
Так, размышляя о своей нелёгкой судьбе, Баюн задремал. Через десять минут он уже развалился на полу, раскинув лапы в стороны и крепко спал. 
Посреди ночи кота разбудил какой-то шорох. Сонно открыв глаза, он посмотрел по сторонам: всё, вроде, в порядке. Вот спит Кощей, а вот сидит Иван, а перед ним… 
Кот моментально проснулся. Перед Иваном стояло нечто страшное — только благодаря рыжим волосам Баюн узнал в этом хозяйку постоялого двора. Бледная кожа, вытянутое и перекошенное лицо, огромные клыки. Иван, будто не видя, кто стоит перед ним, наклонил голову, подставляя чудищу свою шею. 
«Хоть не меня, — подумал Баюн. — Сейчас наестся и уйдёт». 
Закрыв глаза, кот собрался было спать дальше, но вдруг ему пришла в голову ужасная мысль: 
«А если не наестся»? 
Баюн вновь открыл глаза, мысленно поворчал на худобу Ивана и глубоко вдохнул. 
Кощей проснулся от ужасного крика, подпрыгнул и закашлялся, подавившись монетой. Заметив возле Ивана какое-то чудище, Кощей, не раздумывая, бросился на него, повалил и заорал. Брукса несколько растерялась, когда на неё посыпались монеты, но уже через секунду она легко отшвырнула Кощея в сторону. 
Иван, придя в себя, еле успел увернуться от летящего Кощея. Отпрыгнув в сторону, Иван перекрестился сам, перекрестил Бруксу и побледнел: чудище только ехидно улыбнулось. 
— Баюн, — позвал Иван, не сводя с Бруксы взгляда. — Жив? 
— Думаю, это временно, — отозвался Баюн. — Но, если переживём эту ночь, знай — ты мне теперь рыбу до конца дней своих носить будешь. Если бы не я… 
Брукса прыгнула на Ивана, повалив его на пол. Иван изо всех сил упёрся ей в грудь, но она была гораздо сильнее и уже почти укусила его за шею. Вовремя подоспевший Кощей схватил её за ногу и потянул на себя. 
— Еги, аня! Еня она шъать не танет! А-а-а! 
Брукса, извернувшись, укусила Кощея за руку и ударила ногой. Кощей охнул и отлетел к стене. Брукса, повернувшись, нашла взглядом Ивана и пошла было на него, но дорогу ей перегородил кот. 
— Не рекомендую, — грозно нахмурился Баюн. — Или тебе не поздоровится. 
— Да ну? — прохрипела Брукса. — И что ты сделаешь? 
Кот самодовольно усмехнулся и показал лапой на дверь: 
— Не я. Она. 
Брукса, Кощей и Иван удивлённо уставились на дверь. 
— Кто она-то? — не выдержал Иван. 
— Я просто подумал, если бабушка собирается нас выручить, то сейчас самое время, — ответил Баюн. — Нет, ты представляешь, какой бы это был величественный момент, если бы она, всё же, вошла?