Клад

— Пусти меня! — почти Дракон хватался лапами за траву, — Пусти, или я за себя не отвечаю! Давай сразимся!
Богатырь выпустил хвост почти Дракона из рук, и вынул меч из ножен.
— Как пожелаешь.
— Ну не так же сразимся, — проворчал почти Дракон, испуганно глянув на меч, — В шахматы давай сыграем, или в шашки. Кто победил, тот и… победил!
Богатырь вздохнул, убрал меч в ножны и потянулся к хвосту.
— Я бы тебя попросил! — почти Дракон прижал хвост к груди, — Вопиющее неуважение! Где это видано, чтобы Драконов волочили за хвост? Куда ты вообще меня тащишь?
— На базар, — зевнул Богатырь, — Люди придут на тебя поглазеть, а я с них за это монетку брать буду. Разбогатею!
— Тоже мне! Что тебе, заняться нечем? Иди вон, как все нормальные Богатыри, погибай, сражаясь с Великанами. Чего ко мне-то пристал? Нет бы подойти нормально, поговорить, подарить леденец, и предложить заработать — нет, хватает за хвост и тащит!
Богатырь почесал затылок.
— Хочешь леденец?
— Спрашиваешь! — кивнул почти Дракон, — А он у тебя есть?
— Нет, — ответил Богатырь, — Меч есть, фляга с водой и два куска вяленого мяса. Будешь?
— Нет, спасибо. Сколько ты планировал заработать, показывая меня людям?
— Много. Золотой за два базарных дня, не меньше.
— У меня есть два золотых, — подмигнул почти Дракон, — Давай я тебе их отдам, а ты не будешь меня никуда тащить?
— У меня есть идея получше, — хмыкнул Богатырь, положив руку на рукоять меча, — Давай ты мне их отдашь, и всё равно отправишься со мной на базар?
— Не стыдно обижать маленьких? Я жаловаться буду.
— Кому?
Почти Дракон сложил лапки на груди и задумался.
— Другому Богатырю, — ответил он, — Которому добро и справедливость важнее золота.
— У нас таких уже нет, — пожал плечами Богатырь, — Были когда-то, во времена нормальных Драконов…
— Я бы попросил! — возмущённо засопел почти Дракон.
— Не лопни. Нет нормальных Драконов, значит, и нормальные Богатыри не нужны.
— Ты, выходит, тоже не нормальный? И не стыдно?
— А чего стыдиться? — усмехнулся Богатырь, — Каждый выживает, как может. Кушать всем надо.
— Кору с дерева погрызи, — посоветовал почти Дракон, — И сытно, и совесть мучать не будет.
Богатырь нахмурился, схватил хвост почти Дракона двумя руками и потащил его в сторону деревни.
— Ни дня без приключений. Богатырь, а Богатырь?
— Чего тебе?
— Хочешь расскажу, где клад закопан?
— Не хочу.
— Не хочешь? — удивился почти Дракон, — А почему?
— Потому что всё, что ты предлагаешь, приносит одни проблемы, — устало ответил Богатырь, — Одному про Великанов рассказал — теперь на них каждую неделю кто-нибудь уходит, и не возвращается. Другого к Злому Колдуну отправил. Ты знаешь, что он с тем Богатырём сделал?
— Слышал, как же. Но! Я его не отправлял, я ему только рассказал, где Колдун держит прекрасную девицу, а решение идти он принял сам. С Великанами такая же история. Я же не виноват, что никто головой не думает, прежде чем идти! Больше бы думали о цели, а не о награде — было бы им счастье, слава и почёт.
Богатырь отпустил хвост почти Дракона и вытер ладонью лоб.
— Допустим, я думаю головой. И где закопан клад?
— За высокой горой, — ответил почти Дракон, отряхиваясь от пыли, — Знаешь высокую гору?
— Как не знать, — кивнул Богатырь, показывая пальцем, — Вон она стоит.
— Точно, я забыл. Так вот: там, с другой стороны, есть большое дерево. С северной стороны закопан сундук с сокровищами.
— И кто его охраняет?
— Никто.
— Никто?
— Никто.
Богатырь задумчиво посмотрел на высокую гору.
— А чего ты его тогда сам не выкопал?
— Мне чужие сокровища не нужны, — честно ответил почти Дракон, — Мне и так неплохо живётся.
Богатырь ещё немного подумал, и решительно кивнул.
— Хорошо! — воскликнул он, — Я отправлюсь за сокровищем, но, если окажется, что его кто-то охраняет — я сбегу от него, и найду тебя. И тебе это не понравится.
— Сам убедишься. Это сокровище никто не охраняет.
Богатырь ушёл, а почти Дракон помахал ему вслед лапой.
— И даже не спросил, почему его никто не охраняет, — сокрушался он, возвращаясь в пещеру, — Спросил бы, я бы рассказал, что оно проклятое. А то потом опять скажут, что я виноват! Сами головой не думают!