Наблюдательный и почти бесстрашный

Почти Дракон сорвал ромашку и оторвал лепесток.
— Вернётся.
Всхлипнув, он оторвал ещё один лепесток.
— Не вернётся.
Тяжело вздохнув, почти Дракон по одному оторвал все лепестки.
— Вернётся! — довольно пробормотал он, бросая ромашку к остальным. — Сомнений нет.
— Ты же знаешь, что ты жульничал? — усмехнулся Рыцарь, точа камнем меч. — Я же вижу, что ты иногда по два лепестка в конце отрываешь.
— И ничего это не жульничество! Просто если бы я не срывал по два, то получалось бы, что Царевна не вернётся. А это ведь неправда!
— И почему?
— Она обещала.
Рыцарь со вздохом отложил свой меч в сторону.
— Позволь я тебе кое-что объясню, — сказал он. — С людьми сложно даже нам самим, а уж…
— И слушать ничего не хочу! — нахмурился почти Дракон. — Она вернётся! Она хорошая, пусть и есть всякую гадость. И она мой друг!
— Хорошо, — усмехнулся Рыцарь, — пусть так. Мне нравится твоя вера в дружбу, пусть она и наивна. Рад буду ошибиться.
— А вот и ошибёшься. Вот увидишь.
Почти Дракон сорвал очередную ромашку и оторвал лепесток.
— Вернётся.
— Ты сразу все обрывай, — посоветовал Рыцарь. — Время сэкономишь.
Почти Дракон вздохнул и сунул ромашку в пасть.
— Фу, гадость, — скривился он. — Это я от безделья просто. А давай сражаться? Но только не по-настоящему, а то я поранюсь. Или побежали наперегонки вон к тому дереву? Только ты быстро не беги, ладно?
Рыцарь убрал меч в ножны и развёл руками.
— В другой раз. Сегодня у меня есть важное дело.
— Важнее, чем бежать наперегонки? — удивился почти Дракон. — Ну ты смешной! А что ты будешь делать?
— Искать в лесу какое-то Чудище, что коров по ночам уносит, — ответил Рыцарь. — Не бог весть какой подвиг, но всё лучше, чем без дела сидеть.
— Я думал этим Богатыри занимаются.
— Они и занимаются. Только берут дорого, а потом ещё песню об этом сложить требуют. А я и без песен обойдусь, и плату возьму в два раза меньше.
Почти Дракон задумчиво покусал себя за хвост и хитро улыбнулся.
— А я никогда не ходил на Чудище, — грустно сказал он. — Вот бы меня кто-нибудь взял с собой!
— А Царевну ждать?
— Так она и без моего ожидания вернётся. А на случай, если вернётся раньше, я ей записку оставлю.
— Ну надо же! — восхитился Рыцарь. — Ты ещё и писать умеешь?
— Я — нет, — смутился почти Дракон, сложив лапки за спиной, — но я знаю, что ты умеешь. Ты на старом пне своё имя выцарапал.
— Какой наблюдательный. Ладно, возьму тебя с собой, если не боишься.
— Я ничего не боюсь!
— Да ну? — хихикнул Рыцарь. — А как же те «ужасные создания»?
Почти Дракон ойкнул и поёжился.
— Они же безумные! — пробормотал он. — Ты видел, как они в огонь летят? Они ещё так на меня смотрят, словно хотят сказать: «Видишь, на что я способен?». Жуть жуткая! Как они, говоришь, называются?
— Мотыльки, — повторил Рыцарь. — Вряд ли они пытаются тебе что-то сказать. Просто летят.
— Кто ж в огонь просто так летит? — фыркнул почти Дракон. — Нет, они явно что-то затевают. Как думаешь, сколько нужно этих ужасных созданий, чтобы схватить меня и унести?
— Много. Тут точно столько нет.
— Надеюсь, что так.
Рыцарь посмотрел на солнце.
— Пора выходить, если не передумал.
— Не передумал, — ответил почти Дракон. — Ты пока напиши записку для Царевны, а я быстро сбегаю к Старику-рыбаку, возьму немного рыбы. Не знаю как ты, а я точно проголодаюсь. А какое сражение на голодный желудок?
— Разумно, — кивнул Рыцарь. — Тогда беги скорее.
Почти Дракон кивнул в ответ и побежал к домику Старика, сорвав по пути ромашку и оторвав разом все лепестки.
— Сомнений нет! Вернётся!

Подписаться на рассылку