Переломная встреча

— Драконы — прекрасные хищники, — бормотал почти Дракон, не сводя глаз с жёлтой бабочки, — Они обладают острым зрением и прекрасным слухом. Благодаря их необычайной ловкости, ничто не способно ускользнуть от них.
Подняв хвост, он прыгнул вперёд, пытаясь схватить бабочку, но не долетел и шлёпнулся прямо перед ней. Бабочка вспорхнула и села ему на нос.
— Может необычайной ловкости у меня ещё и нет, — вздохнул почти Дракон, рассматривая бабочку, — И зрение ещё не заточено, но зато слух у меня точно драконовый!
— Драконий.
— Точно! Спасибо.
Тут же испуганно подпрыгнув, почти Дракон обернулся, увидев перед собой молодую девушку.
— Ух! — облегчённо выдохнул он, — Я уже испугался, что ко мне какой-то Богатырь подкрался.
— Думаешь девушки не могут быть Богатырями? — подмигнула девушка, — Про Богатырш не слышал?
— Не слышал, — почти Дракон обеспокоенно отступил назад, — Я огнедышащий, если что.
Девушка рассмеялась и кивнула.
— Учту, — сказала она, — Но я не Богатырша, можешь не переживать. Я Царевна.
Почти Дракон подозрительно прищурился.
— Что значит “Царевна”?
— Это значит, что я дочь Царя, — улыбнулась Царевна, — А ты, как я понимаю, тот самый почти Дракон, о котором все говорят?
— Чего говорят? — испугался почти Дракон, — Что-то плохое?
— Почему сразу плохое? Просто говорят. Шутка ли — настоящий живой Дракон! У нас таких сроду не бывало. Правду говорят, что ты на базар каждую неделю ходишь?
— Хожу. Я там булочки покупаю.
— Какая прелесть, — умилилась Царевна, — Ты любишь булочки?
— Очень, — подтвердил почти Дракон, — Раньше я любил леденцы и пряники, а потом я полюбил жареную рыбу, а потом я попробовал булочки и стал любить их. Но жареную рыбу любить не перестал. Вы пробовали жареную рыбу?
— Пробовала. Я тоже её люблю. А почему ты такой?
Почти Дракон смущённо покусал себя за хвост.
— Я вырасту…
— Я не об этом, — перебила Царевна, — Почему ты такой милый, ты же Дракон? В книгах вас иначе описывают.
— Да? — заинтересовался Почти Дракон, — И что там пишут?
— Разное. Но такого, чтобы Драконы были милыми и любили булочки, никогда не читала. Вот и спросила, почему ты такой.
— Я даже не знаю, почему я такой. Всегда таким был. Но это ведь хорошо, да?
— Это просто замечательно! — с восторгом ответила Царевна, — Сегодня же попрошу отца, чтобы он объявил о том, что ты отныне под его защитой.
— Спасибо, — смущённо пробормотал почти Дракон, — А что это значит?
— Это значит, что никто не посмеет на тебя напасть.
— А ящерицей смогут обозвать?
— Скорей всего. А что, тебя так обзывают?
— Нет, что вы! — отмахнулся почти Дракон, — Это я так, просто спросил. А скажите, вот те книги про Драконов, о которых вы говорили — вы не могли бы мне их почитать?
— Почитать? — удивилась Царевна, — А ты сам не умеешь?
— Не умею. Я просто не знал, что в книгах пишут про Драконов, так бы я уже давно научился! Я очень способный!
Царевна рассмеялась и согласно кивнула.
— И с отличным слухом, — подмигнула она, — Ладно, не смущайся ты так. Давай я научу тебя читать? Мне не сложно и самой читать тебе книги, но меня могут в любой день выдать замуж, и тогда меня увезут далеко-далеко. Так что лучше тебе самому уметь.
— Это было бы очень здорово! — обрадовался почти Дракон, — А когда мы начнём?
— Завтра начнём, — пообещала Царевна, — Я приду утром на это же место и принесу с собой какую-нибудь книгу.
— Про Драконов?
— Про Драконов.
На этом Царевна попрощалась и пошла по тропинке через лес, помахав рукой. Почти Дракон помахал в ответ и прищурился, заметив ярко-голубую бабочку.
— Драконы — прекрасные хищники…