— А я ему и говорю: ты плавники свои видел, чучело? — хохоча, рассказывала Русалка, подперев рукой голову. — Чёрт, одним словом, пусть и морской. Отказала, само собой, рано мне ещё замуж. Ты там уснул, что ли? 

Княжеский Дружинник Ладислав Безсонов, умываясь из реки, молча помотал головой. 

— Опять всю ночь не спал, да? 

Дружинник молча кивнул. 

— Казну охранял? — допытывалась Русалка.

— Охранял, — ответил Дружинник, зачёрпывая руками воду.

— А Дракон не прилетел, да? 

— Не прилетел. 

— Вот же сволочь! — возмутилась Русалка. — Но ты не переживай, дядя Ладислав, ты его обязательно поймаешь! Карасей хочешь? Или окуней могу, там приличные плавают. 

— Не сегодня, Алёнка, — поморщился Дружинник. — Некогда мне ими заниматься. Всю ночь в казне, весь день в делах — устал, как Баюн после двухметровки. Сейчас с последним делом разберусь и спать. Утопленников новых не было? 

Русалка покраснела и смущённо отвела глаза:

— Нет, не было. 

— Ну, на нет и суда нет. Марфа Митрофановна где живёт, напомни?

— Которая с козой всегда ходит? — уточнила Русалка и ткнула пальцем. — Да вон её изба, видишь? Третья отсюда, покосившаяся. 

— Благодарю, — Дружинник ещё раз окатил лицо холодной водой и потянулся. — Ну, бывай, Алёнка. Не шали. 

Махнув Русалке рукой, Дружинник направился к покосившейся избушке. 

***

— Марфа Митрофановна! — кричал Дружинник, стуча кулаком в дверь. — Спишь, что ли? 

Подёргав ручку двери и убедившись, что она заперта, Ладислав подошёл к окну и постучал по нему.

— Марфа Митрофановна!

В избе заскрипели половицы. Дружинник выдохнул и пошёл обратно на крыльцо.

— Ладислав, ты? — раздался голос из-за двери.

— Я.

— А чего в окно колотишь, а не как все? — дверь открыла сухонькая Старушка лет восьмидесяти. — Для кого дверь-то поставили? 

— Виноват, — вздохнул Дружинник. — Мне передали, что у вас ко мне очень срочное и крайне важное дело. Что случилось? 

— А я от тебе сейчас всё покажу. Иди за мной.

Старушка вышла из избы, ведя за собой на верёвочке козу и медленно пошла по тропинке. Обойдя избу, она остановилась возле яблони и ткнула в неё пальцем:

— От она, окаянная. Растёт тута, как ни в чём не бывало. 

— Её раньше тут не было? — заинтересовался Дружинник, внимательно осматривая яблоню.

— Тю! Я ж тебе русским языком говорю — всегда тута росла! — раздражённо забормотала Старушка. — Чем слушают, поди пойми. 

— А в чём тогда дело? Если урожая нет, то это не ко мне, я по другой части. 

— Да что ты с этим урожаем пристал? Ты чем слушаешь, а? Я же говорю — она по ночам куда-то уходит, а под утро возвращается. И так три ночи уже. 

Дружинник молча посмотрел на нетронутую землю у корней дерева. 

— Чего думаешь? — спросила Старушка.

Что он об этом думал, Дружинник сказать вслух не мог, поэтому он сделал серьёзное лицо:

— Будем разбираться, Марфа Митрофановна. Могу я у вас до ночи вздремнуть? Хоть в сенцах, а то всю ночь в карауле, было бы…

— А от прям тута и ложись, — кивнула Старушка, показав на землю. — Нынче тепло, чай, не простудишься. А уж земля-матушка всяко мягче любой перины будет.

— И на том спасибо, — вздохнул Дружинник. — А может у вас перекусить… Понятно, не может. 

Старушка, ворча под нос, уже шла обратно, тянув за собой упирающуюся козу. Дружинник ещё раз вздохнул, сел на землю, опёршись спиной на избу и тут же уснул. 

***

Проснулся он с первыми лучами солнца и, с трудом разлепив глаза, удивлённо ахнул: яблоня, будто устраиваясь поудобнее, закапывалась корнями в землю. Пока Дружинник приходил в себя ото сна, яблоня разгладила корнем траву вокруг себя, встряхнулась и замерла.

— И верно, — пробормотал Дружинник, вставая с земли. — Как ни в чём не бывало.

Внимательно осмотрев яблоню и землю под ней, Ладислав нахмурился. Не было ни единого свидетельства того, что яблоня покидала своё место. 

Обойдя избушку, Дружинник постучал в дверь:

— Марфа Митрофановна!

Ответа не последовало и Дружинник, вздохнув, пошёл к окошку. 

— Ну чего ты, чего? — недовольно проворчала Старушка, открывая дверь. — Чего ты по окну-то стучишь? От сюда смотри — от так надо.

Старушка демонстративно постучала по двери.

— Понял?

— Так точно, — кивнул Дружинник. — Марфа Митрофановна, вы давно здесь живёте? 

— Годов уж под шестьдесят, — ответила Старушка.

— И эта яблоня всегда здесь была? 

— А ты чем слушаешь-то? Я ж её сама посадила, говорю же.

— А уходить она давно начала? — уточнил Дружинник.

— Тю, бестолковый! — Старушка цокнула языком. — Я ж тебе говорю, неделю уже ходит! И всё по ночам.

— Понял. Марфа Митрофановна, я сегодня вечером вернусь, ещё покараулю. Сегодня…

— А ты ночью тута был, что ли? На улице? Ой, дурень! Чего ж ты в избу-то не попросился? Ночи-то ужо холодные, застудишь спину-то! Ой-ой, понаберут кого попало!

Старушка махнула рукой и вышла из избушки, ведя за собой козу. Дружинник, провожая их взглядом, хитро улыбнулся. 

Вечером того же дня Дружинник вернулся к избушке и первым делом привязал к ветке яблони маленький колокольчик. Довольный собой, он поужинал принесённой с собой варёной картофелиной и луковицей, устроился на земле и уснул. 

***

Дружинник проснулся ночью от звона колокольчика — яблоня резво выбиралась из земли.

— Попалась, голубушка! — воскликнул Дружинник. — И куда же это ты собралась, а?

Яблоня, продолжая выбираться из земли, сняла с себя веткой колокольчик, бросила его в Дружинника и, резво перебирая корнями, бросилась наутёк. 

— Подумать только! — удивлённо пробормотал Дружинник. — Нет, от меня не уйдёшь. Стоять! Вернись, где росла!

Яблоня перемахнула через забор — Дружинник был готов поклясться, что он видел фигу, скрученную из веток — и побежала к реке. Тяжело вздохнув, Дружинник бросился в погоню. 

Добежав до воды, яблоня шлёпнулась в воду и захлопала по ней корнями, быстро переплыв на другую сторону. Дружинник, не скидывая с себя одежды, нырнул в воду и поплыл следом.

— Дядя Ладислав? — рядом с ним вынырнула заспанная Русалка. — Это чего сейчас было?

— Яблоня, — ответил Дружинник.

— Яблоня? Ты пьяненький, что ли?

— Потом расскажу.

Переплыв реку и выбравшись на берег, Дружинник замер, прислушиваясь. Слева от него хрустнула ветка. 

— Стоять! — заорал Дружинник. — От меня не…

Откуда-то из-за деревьев вылетело яблоко, крепко стукнув Дружинника и повалив его на землю. 

— Дядя Ладислав? — из воды выглянула обеспокоенная Русалка. — Ты как? 

— Есть пробитие, — проворчал Дружинник, выплёвывая выбитый зуб. — Нет, ты так просто от меня не отделаешься.

Сунув руку за пазуху и вытащив оттуда маленький бутылёк, Дружинник зубами вынул из него пробку и выпил половину содержимого. 

— Для сугреву, да? 

— На службе не употребляю. У Яги выпросил, в темноте видеть помогает. Иди спать, Алёнка, ночь на дворе. 

Русалка молча кивнула и скрылась под водой. Дружинник встал с земли, поморщился и пошёл через лес. 

***

Через полчаса он заметил яблоню, которая будто что-то искала, заглядывая за каждое дерево. Стараясь не шуметь, Дружинник подобрался поближе, и встал около дерева с непринуждённым видом.

— Потеряла что-нибудь? — спросил он. — Может… Так, не смей бросаться яблоками или я тебя поймаю и в коптильню отнесу, там с тобой разговаривать не будут! Хватит бегать, давай поговорим.

Яблоня уронила яблоко на землю.

— То-то же! — усмехнулся Дружинник. — Так, я буду спрашивать, а ты отвечать. Если да — стукни по дереву один раз, если нет — два раза. Поняла?

Яблоня стукнула по дереву.

— Чудно. Чего это ты бегаешь по ночам, а?

Яблоня развела ветки в стороны.

— Ой, — смущённо сказал Дружинник. — Крепко мне яблоком прилетело. Тебе ведь стыдно за это, да?

Яблоня вновь стукнула по дереву веткой.

— Сочту за извинение. Ты не яблоня, а кто-то заколдованный, верно? Один стук, я так и думал. Тогда понятно: ты здесь Бабу-Ягу ищешь, чтобы она тебя расколдовала?

Яблоня постучала два раза. 

— Неожиданно! — удивился Дружинник. — А кого? 

Яблоня изобразила ветками уши. Дружинник почесал затылок:

— Собаку? Кота? Так, кота. Какого кота? Большой, чёрный? Так, Баюн, получается. Он как-то причастен к тому, кто тебя заколдовал? Нет? А зачем же ты тогда его ищешь? Чудно́! Так, погоди, действие зелья кончается. Один момент. 

Дружинник вынул из-за пазухи бутылёк с зельем, и яблоня радостно запрыгала, показывая ветками на бутылёк. 

— Не понимаю, — протянул Дружинник. — Тебе это зелье надо? Нет? А чего?

Яблоня вновь изобразила уши и показала на бутылёк.

— У того кота был такой? 

Яблоня стукнула по дереву.

— Тогда не Баюн это был, — пожал плечами Дружинник, выпивая зелье. — Баюн зелья не пьёт, живую воду разве что. Погоди-ка! Этот кот пил из такого бутылька рядом с тобой и пролил воду на тебя? 

Яблоня, радостно шурша листьями, стукнула по дереву.

— Ага! Капель было недостаточно, чтобы тебя расколдовать, но достаточно, чтобы ты ожила, как яблоня. Необычное дело, скажу я тебе! На твою удачу — у меня в избе есть целый бутылёк с живой водой. Иди за мной. 

***

Добравшись до своей избы, Дружинник зашёл внутрь, взял бутылёк с живой водой и вернулся на улицу к ожидающей его яблоне. 

— Ну, куда лить? — спросил он. — Чего ты ветками махаешь? Не лить? 

Яблоня указала ветками направление и пошла в ту сторону.

— Надо вернуться на твоё место! — догадался Дружинник. — Ладно, идём. 

Когда они пришли к избе Старушки, яблоня вернулась к своему месту и закопалась корнями в землю. 

— Сейчас? Приступим.

Яблоня вытянула две ветки и медленно сдвинула их, сократив изначальное расстояние вполовину.

— Половину, — кивнул Дружинник. — Понял. Если не хватит, вылью и остальное. 

Вытащив пробку из бутылька, Дружинник аккуратно полил живой водой корни дерева. Яблоня вздрогнула, зашуршала листьями и обернулась молодым парнем лет двадцати. 

— Вот это да! — присвистнул Дружинник. 

— Воду! — Парень требовательно вытянул руку. — Марье тоже надо!

— Марье? Что ещё за Марья? 

Парень выхватил бутылёк из рук Дружинника и побежал к избушке. Обежав её, он с силой ударил в дверь плечом, выбив её, и вывел на улицу козу. 

— Это кто тама? — запричитала Старушка. — Караул! Грабють! Люди!

Парень, не обращая внимания на крики, открыл козе пасть и вылил в неё оставшуюся живую воду. Коза дёрнулась и обратилась молодой девицей.

— Так, так, так! — нахмурился Ладислав. — Марфа Митрофановна, извольте-ка выйти к нам. Разговор есть.

***

— Вот этот тоже вкусный будет, — сообщила Русалка, выбрасывая на берег крупного окуня. — Ещё, дядя Ладислав? 

— Хватит, Алёнка, — ответил Дружинник, держа над костром нанизанного на палку окуня. — Мне бы этих съесть. 

— Ладно! А теперь расскажешь про своё дело о яблоне? 

— А ты расскажешь про утопленника? 

Русалка надула губы и вздохнула:

— А чего он, а? Ты табличку «С русалками не разговаривать» для кого поставил? Нет же, залез в воду по пояс, улыбается так гадко, — Русалка откашлялась и заговорила ехидным голосом. — Здравствуй, красавица! Одна тут плаваешь? Компания нужна? 

— Согласилась на компанию, надо полагать? — улыбнулся Дружинник.

— Такова моя природа, ничего не попишешь. Ругаться будешь? 

— Не в этот раз, сам дурак. Но в следующий раз сразу о таком рассказывай, поняла?

— Хорошо, — закивала Русалка. — А теперь расскажешь про яблоню? 

Дружинник снял с огня рыбу, пощупал её и отломил плавник.

— Это странное, даже несколько абсурдное дело будет примером того, как важно обращать внимание на всякие, на первый взгляд, глупости, — заговорил он, жуя плавник. — Всё началось шестьдесят лет назад. В одной далёкой деревне жили двое влюблённых — Иван и Марья. Всё шло к свадьбе, молодые были счастливы. В той же деревне жила ещё одна девица, положившая глаз на Ивана — Марфа. 

— Наша Марфа? — удивилась Русалка. — С козой? 

— Она самая. Марфа страшно завидовала счастью Марьи, всеми силами пытаясь обратить на себя внимание Ивана, но тот, как и положено влюблённым, никого кроме Марьи не замечал. Тогда Марфа решила избавиться от Марьи. Уж не знаю, где и как, но она раздобыла зелье, подмешала его в компот и напоила им Марью, отчего та превратилась в козу. 

— Ух ты! Ту самую? 

— Ту самую, — подтвердил Дружинник. — Но план Марфы не удался — Иван, вместо того чтобы броситься в утешающие объятия, каждый день искал Марью по лесам и болотам. Марфа терпеливо ждала, надеясь, что через год он прекратит поиски и, наконец, обратит на неё внимание. Но ни через год, ни через два, Иван поисков не прекратил.

— Как мило! — растроганно протянула Русалка. 

— В итоге Марфа разозлилась, раздобыла ещё одно зелье и опоила им Ивана, отчего он стал яблоней. Это, я так понимаю, ирония — чтобы не бегал, а на месте стоял. После этого Марфа собрала все свои вещи и уехала жить в другую деревню — к нам — прихватив с собой козу и яблоню, которую она посадила за своей избушкой. 

Дружинник отломил кусок рыбы, подул на него и отправил в рот. 

— Теперь мы переходим к двум важным событиям в этой истории, — продолжил он, проглотив рыбу. — Возраст взял своё и Марфа стала забывать какие-то детали своей жизни. Например, она напрочь забыла, что это за коза, которую она всюду водит с собой и что это за яблоня, которая растёт за её домом.

— А второе событие? — спросила Русалка.

— Баюн растолстел. Бегать ему стало тяжело, поэтому он начал пить живую воду, как средство от усталости. И так вышло, что однажды он отхлебнул из бутылька, развалившись под той самой яблоней, пролив немного на землю. Этого не хватило, чтобы яблоня вновь стала Иваном, но хватило, чтобы яблоня смогла двигаться. Иван не знал, что Марфа всё забыла, поэтому он уходил по ночам, в надежде найти Баюна в лесу, в который тот убежал, напившись живой воды. Но Марфа заметила отсутствие яблони по ночам, удивилась и позвала меня, чтобы я эту чертовщину прекратил. Если бы не старость, так бы и быть Ивану и Марье яблоней и козой. 

— Да ты герой, дядя Ладислав! — восхищённо воскликнула Русалка. — Самый настоящий! Спас людей от такой ужасной участи!

Дружинник покраснел и смущённо отмахнулся:

— Да какое там! Я просто делал свою работу. Только вот одно мне покоя не даёт — неужели никто и никогда не обращал внимания, что коза Марфы Митрофановны так долго живёт? 

— В наших краях редко чему-то удивляются, забыл, дядя Ладислав? 

— И то правда, — согласился Дружинник. — Да, чудные у нас места. Но интересные!