— Все плохие события, происходящие с людьми, можно разделить на пять стадий, — вслух размышлял Баюн, развалившись на печи. — Ты слушаешь? 
— Не-а, — ответила Баба-Яга, осторожно перемешивая кипящее зелье. — Помолчи лучше десять минут, очень уж это опасная штука. 
— Не слушаешь, но слышишь. Меня устраивает. Так вот эти самые стадии можно… 
— Не отвлекай, кому сказала! 
Баюн обиженно засопел и свернулся калачиком. 
— Можно подумать оно мне надо, рассказывать тебе разные интересные вещи, — пробормотал он. — Я же о твоём развитии беспокоюсь, а ты. 
— Лучше об ушах своих побеспокойся, — пригрозила Яга. — Если у меня зелье взорвётся, я тебе заячьи выращу. 
Баюн поднял глаза вверх, пытаясь увидеть свои уши. 
— На мне такие уши будут неплохо смотреться, как мне кажется, — задумчиво сказал он. — Особенно если чёрные, чтобы не портить мой устрашающий образ. 
— В последний раз предупреждаю — молчи! — зашипела Яга. — Мне нужно мешать зелье ровно десять минут, делая ложкой круг раз в две секунды. Если собьюсь — мало всем не покажется. А тебе так дважды. Лучше девицей займись. 
— Девицей? — Баюн навострил уши. — О, а я и не услышал. Ладно, так уж и быть, помогу тебе. За это попрошу всего ничего — банку сметаны и десяток карасей. Продолжай мешать, если согласна. 
Яга нахмурилась и щёлкнула пальцами — полотенце, лежащее на столе, свернулось в жгут, подлетело к Коту и шлёпнуло его по голове. 
— Попробовать стоило, — вздохнул Баюн, потирая лапой голову. — Чего там топчешься, заходи уже! 
— Здравствуйте! — Девица, шмыгая носом, зашла в избушку. — А можно Горыныча на Принца натравить? Бабушка? 
— Сегодня я бабушка, — важно заявил Баюн, спрыгнув с печи на стол. — Вернее, вместо неё. 
Полотенце вновь шлёпнула Кота по голове. Баюн возмущённо засопел и слез со стола на пол. 
— Рассказывай, что у тебя случилось, — сказал он Девице. 
— Принц! — всхлипнула Девица. — Приехал и даже не посмотрел на меня! Я так долго готовилась, такое платье сшила! Я ведь не уродина какая-то, а он даже на секунду взгляд на мне не задержал! 
— О! — обрадовался Баюн. — Вот о чём я говорил, бабушка! Сейчас она описывает свою стадия отрицания — она не могла поверить, что все её старания были напрасны. 
— Стадию? — удивилась Девица. — Какую стадию? 
— Это к твоему делу не относится. Так ты решила прийти и попросить нас попросить Горыныча сожрать того несчастного Принца? 
— Верно. 
— Слышишь, бабушка? — важно надулся Баюн. — Эта стадия гнева. Теперь она злится на Принца за его поступок. Но, если точнее, за отсутствие поступка. 
— А как же мне не злиться? — фыркнула Девица. — Столько бессонных ночей, столько исколотых пальцев! Всё впустую! А я столько мечтала, что он увидит меня и сразу влюбится! Так что пусть Горыныч его съест. Или ему ещё шанс дать, когда выходить из замка будет? Вдруг посмотрит? Может рано ещё его есть-то. 
— Стадия торга, бабушка, тут всё понятно. Торгуется… 
Девица закрыла лицо руками и разревелась. 
— Да что же я делаю-то, в самом деле! Тьфу, дура, на Принца замахнулась! Понятное дело, что ему такая, как я, совсем не нужна, вот и не взглянул даже! Верно маменька говорила, придётся за сына конюха идти. 
— Хандра, — объяснил Баюн. — Теперь она считает, что всё потеряно и нет смысла пытаться добиться своей цели. 
— Потому что так и есть, — вздохнула Девица, вытирая слёзы. — Нужно было ставить себе ту цель, которой я точно могу достигнуть, а я выше головы прыгнуть пытаюсь. Ведь если хорошо подумать, в сыне конюха ничего плохого нет — работящий, красивый, не пьёт совсем. Так что ну этого Принца. Пусть катится в своё Королевство, а я и так счастливой стану. 
Девица развернулась и вышла из избушки. Баюн гордо задрал нос. 
— Стадия принятия, — сказал он. — Всё, как я и говорил. Слышишь, бабушка? Если бы ты больше обращала внимание на то, о чём я говорю, ты бы знала о… 
От взрыва Баюна отбросило за печку, а Ягу ударило о потолок, после чего она упала в бочку с водой. 
— Внимательнее нужно быть, занимаясь такими серьёзными вещами! — укоризненно заявил Баюн, выбираясь из-за печки. — Где твоя ответственность, женщина? 
— Кошмар какой! — прокряхтела Яга, вылезая из бочки. — Ох, бедные мои косточки! 
— Только о себе и думаешь! Я, между прочим, коготь сломал. Вчера ещё. 
— Как же так вышло-то, а? Я ведь так внимательно считала, пока… 
— Вот! — радостно заорал Баюн. — Отрицание! 
— Да надоел ты со своими стадиями! — рявкнула Яга. — Сколько можно? Это из-за тебя, валенок блохастый! 
— Гнев. Ха! 
— Бестолочь. Книгу мне сними с верхней полки, с золотым корешком. Посмотрю, может вернуть всё обратно можно. 
— Сойдёт за торг, — Баюн залез на шкаф и взял книгу. 
— Ещё слово и я за себя не отвечаю, — пригрозила Яга. — Убери книгу обратно, не хочу ничего делать сегодня, пока ты тут под руку со своими стадиями лезешь. Пойду лучше на озеро схожу, Водяного навещу. 
— Хандра! Нет, ну согласись, бабушка, что я прав — все плохие события можно разделить на пять стадий. 
Яга молча взяла в руки метлу и, хорошенько размахнувшись, стукнула ею Кота. 
— Э-э-э! — закричал Баюн. — Ты чего делаешь? Ай! Перестань! 
Он было нацелился в окно, но ставни тут же захлопнулись. Кот посмотрел на дверь, и она тут же закрылась на засов. 
— Бабушка! — Баюн уклонился от очередного удара метлой. — Ты плохо слушала, сейчас стадия принятия должна быть! Ай! Принятия, бабушка!