— Проходи, милок, — суетилась Баба-Яга. — Вон на лавку садись. Устал, поди, с дороги-то. 

Богатырь сел, вытянув уставшие ноги.

— А с котом что, бабушка? — спросил он. — Вид у него больно уж болезный.

— Стража! — неожиданно заорал Баюн страшным голосом. — Отрубите этому невежде голову!

Богатырь ойкнул и испуганно посмотрел на Ягу.

— Не пугайся, милок, всё хорошо, — успокоила его Яга. — Это у него от столкновения с окном мозги перевернулись. Теперь искренне считает себя Царём. 

— А как он так умудрился-то?

— Лбом, как ещё. Тут стоит уточнить, что обычно-то я окно на ночь открытым оставляю, а тут закрыла. А этот валенок ночью спросонья прыгнул, стукнулся и до утра без чувств лежал. А как очнулся…

— Когда мне подадут вина? — осведомился Баюн, с презрением оглядывая Ягу. — Быть может сто ударов плетью заставят тебя ускориться?

— Раньше мне казалось, что он бывает невероятно противным, — вздохнула Яга. — По сравнению с тем, какой он сейчас — раньше он был просто ангелом. 

— Может с ним поговорить? — предложил Богатырь. — Попробовать, так сказать, достучаться. 

— А попробуй.

Богатырь повернулся к коту. 

— Баюн, — позвал он, — кис, кис, кис. Помнишь меня?

— Меня раздражает этот писк! — пожаловался Баюн. — Я желаю, чтобы источник этого звука был немедленно стёрт с лица земли!

— А по ушам? 

Баюн округлил глаза.

— Как ты позволил своему рту сказать такие слова мне в лицо? В глаза смотреть! Быть может мне кликнуть стражу?

Богатырь посмотрел на Ягу. Яга развела руками. 

— Так и живу. Ты чего пришёл-то? 

— Подождёт моя просьба, — отмахнулся Богатырь. — Давай-ка лучше придумаем, как его величеству мозги на место вернуть.

— Его Котейшеству. 

— Чего? 

— Так он себя величает, — пояснила Яга. — Лучше не спорь, а то он опять разорётся и стражу звать начнёт. 

— Эй, — Баюн поманил Богатыря лапой, — Две секунды назад я имел неудовольствие наблюдать жука. Как ты это объяснишь? 

— А я-то тут…

— Молчать! Глаза в пол! Стража!

— Я его в узел завязать хочу, — прошептал Богатырь.

— Прекрасно понимаю, — прошептала в ответ Яга, — я вообще третий день так живу. Знаешь, что я с ним сделать хочу?

— Представляю. Может его зельем каким напоить, а? 

— Эй, девка! Вели подать молочного порося, фаршированного молочным поросём!

Яга закрыла глаза и тяжело вздохнула.

— Нет, четвёртый день я точно не выдержу. Пробовала я зельями поить, не помогает. Крепко он приложился. 

— А если всё повторить?

— Кого повторить? 

— Последовательность действий, — ответил Богатырь, — в точности, как всё было. 

— Клин клином? — догадалась Яга. — А что, вариант. Но насильно нельзя, а сам он не прыгнет. Он вообще его носить требует. 

— Не требую, — фыркнул Баюн, — а повелеваю. Если вы будете и дальше шептаться, я прикажу посадить вас на кол. 

— Прощения просим, Ваше Котейшество, — поклонился Богатырь. — Мы тут, собственно, обсуждали вот какой вопрос. Сметана где?

Яга указала на банку. Богатырь взял банку в руку и прошёл к окну. Открыв его, он выбросил банку на улицу. 

Баюн заорал полным возмущения голосом и прыгнул было следом, но Богатырь резко закрыл окно перед самым его лбом. Баюн стукнулся о створку, ойкнул и сполз на пол. 

— Умно, — похвалила Яга. — А если не поможет? 

— Другое придумаем, — пожал плечами Богатырь, — хуже не будет и ладно. 

Баюн открыл глаза, пошевелил ушами и сел, растерянно озираясь по сторонам. 

— Давай помогу, — Богатырь осторожно поставил его на лапы. — Как чувствуешь себя? 

— Аки после всенощного бдения, — бодрым голосом ответил Баюн и повернулся к Яге, — Ну что, нечисть, каяться в грехах будешь?