Урок мудрости, или Кто подставил Бабу-Ягу и немножко кота Баюна

— Яга! — избушка сотрясалась от ударов Богатыря. — А ну открывай! Опять за старое? Где дети? 
— Какие ещё дети? — удивлённо переспросила Баба-Яга — Пьяный, что ли? 
От очередного удара на двери появилась трещина. 
— Покинуть корабль! — завопил Баюн, прыгая в окно. 
— Стоять, матрос! — Яга махнула рукой и Кот замер в воздухе. — Твоих лап дело? 
— Ни в коем случае, бабушка. 
— А чего тогда бежишь? 
— Судя по настрою Богатыря, он не вопросы задавать собирается, — ухмыльнулся Баюн. — Его-то я усыплю, но к нам ещё толпа идёт. 
— Богатырей? — ахнула Яга. 
— И они там тоже есть. А ещё там есть вилы и иные острые предметы, а я же их на дух не переношу, ты же знаешь. 
Дверь затрещала от очередного удара. 
— Богатырь! — Яга упёрлась в дверь спиной. — А что за дети-то? 
— Будто не знаешь! — отозвался Богатырь. — Всех Алёнушек с Иванушками похитила и теперь дурочку из себя строишь? 
— Так это не я. 
— Не ври, старая. Видели тебя. 
— Кто? — выпучила глаза Яга. 
— Почти половина деревни, — ответил Богатырь. — А во всех домах, где дети пропали, шерсть кошачью нашли. 
— Бабушка! — у Баюна побелели усы. — Хвостом клянусь — касательства к этому не имею! Да чтоб мне сметаны не видеть, если я вру! 
— Знаю, — Ягу тряхнуло от удара по двери. — Подставили нас, котёночек. 
— Кто? 
— Это нам и предстоит выяснить. Помнишь инструкции, что нужно делать, если по нашу душу Богатыри придут? 
Баюн на секунду задумался, кивнул и бросился к столу. Сунув лапу в банку со сметаной, он замер и поводил ушами, поймав взгляд Яги: 
— Чего? А-а-а, ты о других инструкциях! Момент! 
Баюн прыгнул за печку, вылез с ключом в лапе и открыл им небольшую шкатулку, откуда вытащил другой ключ. Им он открыл сундук, из сундука вынул копилку, разбил её, нашёл ещё один ключ и им открыл другой сундук. И уже из него осторожно вытащил небольшой бутылёк с зеленоватой жидкостью. 
— Спрятал так, что никто не найдёт! — гордо сказал Баюн, передавая бутылёк Яге. — Сам придумал. 
— Деятель, — вздохнула Яга. — А если кто-то просто сундук сломает? 
Пока Кот думал над ответом, Яга вытащила из бутылька пробку и выпила содержимое. В тот же миг она выпрямилась, седые волосы потемнели, морщины исчезли, а в глазах появился озорной огонёк. Улучив момент, она резко открыла дверь, схватила потерявшего равновесие Богатыря за шиворот, выдала ему подзатыльник и швырнула в лес. 
— Ух ты! — восторженно протянул Баюн, не отрывая глаз от красивой девушки. — Так вот куда яблочко делось! Ты теперь навсегда такая, баб… у меня даже язык не поворачивается тебя бабушкой назвать. Всегда такой будешь? 
— Всегда, — подмигнула Яга. — В ближайшие сутки. 
— Тоже неплохо. 
Яга, покачав головой, осмотрела повреждённую дверь избушки: 
— Изверг! Ступай-ка, милая, к Лешему, он починит. Сюда не возвращайся, у него сиди. Поняла? 
Избушка скрипнула. 
— Вот и славно, — улыбнулась Яга. — Баюн, пошли. 

*** 

— Здравствуйте! — княжеский Дружинник Ладислав Безсонов резко встал со стула и поклонился вошедшей девушке. — У меня время приёма уже закончилось, но, если дело срочное, то я, конечно, не откажу в помощи такой крас… в смысле, хотел сказать, я… 
— Аж язык заплетается! — ехидно хихикнул Баюн, зайдя в комнату вслед за Ягой. — А покраснел-то, покраснел! 
— Не откажешь красивой, да? — кокетливо подмигнула Яга. — Вот так повезло! 
Ладислав удивлённо посмотрел на девушку, потом на Баюна, потом снова на девушку. 
— Яга? — только и выдохнул он. 
— Умён. 
— Да тут особого ума не надо! — фыркнул Баюн. — Вот если бы меня не было, ни за что бы не догадался! 
— Ты дышать-то не забывай, Ладиславушка, — самодовольно улыбнулась Яга. — Ну, чего застыл, касатик? 
— Какая-то ты сегодня необычная, бабушка, — Ладислав неожиданно хлопнул в ладоши. — Ну точно! Что, пришли Богатыри? 
Яга с Баюном переглянулись. 
— Пришли. Откуда знаешь? 
— Так я о пропавших детях самый первый узнал, — Ладислав вынул из ящика стола трубку. — После родителей, конечно. Начал расследование — а по всему выходит, будто твоих это рук дело. 
— Так чего тогда ты со всеми ко мне не пошёл? — спросила Яга. 
— Потому что я думать умею, в отличие от Богатырей. 
— И что надумал? — уточнил Баюн. 
Княжеский Дружинник раскурил трубку. 
— Во-первых — слишком много свидетелей, так не бывает. В том смысле, что не всегда люди станут против Злодеев выступать, боятся. А в этот раз никто не боится. 
— Умён, — похвалила Яга. 
— Много ума не надо, — отмахнулся Ладислав. — Просто у Богатырей и этого нет. Теперь к местам преступлений — слишком много кошачьей шерсти. Но я-то почерк Баюна знаю, он всегда из дома выманивает. Или любопытством берёт или страхом. А вокруг домов ни одного кошачьего следа. И потом, я точно знаю, что во время одного из похищений Баюн караулил рыбака на берегу реки, тот прибегал, жаловался, что у него всю рыбу отобрали. 
— Не отобрал, а взял на проверку! — фыркнул Баюн. — Слух прошёл, будто рыба плохая в реке, будто отравлена. Пришлось взять на себя тяжёлую ношу по проверке каждой водоплавающей особи. 
— А слух от кого слыхал? — уточнила Яга. 
— Да я не помню уже. 
— Кто бы сомневался. Есть мысли, Ладиславушка, кто нас так подставить решил? 
Княжеский Дружинник выпустил дым и развёл руками: 
— Те, кому вы крепко насолили, скорей всего. А таких за день не пересчитать. Я бы посоветовал найти свидетелей этих преступлений и поговорить с ними. Сам-то я не могу поговорить, не положено. 
— Почему? — удивилась Яга. — Ах, поговорить! Что ж, так и сделаем. Может у тебя имена этих свидетелей найдутся, чтобы нам побыстрее управиться? 
— Извини, бабушка, — громко ответил Ладислав. — Не могу я имена назвать. Не положено. 
После этих слов он вынул из ящика стола лист бумаги, положил его на край стола и вышел из комнаты. 
— Хороший человек, — умилилась Яга, взяв лист с края стола и пробежавшись по нему взглядом. — Баюн, знаешь кого-нибудь? 
Кот с важным видом посмотрел на листок и кивнул: 
— Почти половину, — ответил он. — Это ж завсегдатаи местного кабака, я сколько раз оттуда Кощея в замок уносил. Становится всё интереснее. 

*** 

— Своими глазами видел! — тщедушный мужичок еле ворочал языком. — Местный криминальный элемент Яга, действуя скрытно, под покровом ночи пробиралась в дома с помощью своего кота Баюна и выносила оттуда детей! 
— Как по написанному! — проворчала Яга. — Кто заплатил, чтобы ты это сказал? 
— Никто! 
Яга отбросила мужичка в сторону и тихонько зарычала. 
— Следующего? — спросил Баюн. 
— А что толку? Одиннадцать человек и все одно и тоже говорят, слово в слово. 
— Может двенадцатый что-нибудь новое скажет. Не попробуем, не узнаем. 
— Ладно, неси. 
Баюн потянулся, обошёл кабак и скрылся внутри, вернувшись через пару минут с новым мужичком. 
— По какому праву! — возмущался он. — Честный человек, имею… Здравствуй, красавица! А чего тут одна? Компания нужна? 
Получив оплеуху от Яги, мужичок затряс головой. 
— Ты, говорят, видел, как Яга детей из домов выносит? — спросила Яга. 
— Своими глазами! — закивал Мужичок. — Ночью в дома пробиралась и выносила оттуда детей! А дверь ей её кот открывал. 
— Как я или поменьше? 
Мужичок пьяно икнул и уставился на Кота осоловелыми глазами. 
— Говорящий, что ли? 
— Спьяну мерещится, — успокоил Баюн. 
— Надоело! — фыркнула Яга и схватила мужичка за плечо. — Кто заплатил, чтобы ты это сказал? 
— Никто! 
— Не ври, стервец! 
Яга выписала мужичку ещё одну оплеуху: 
— Кто заплатил? 
— Никто! — повторил мужичок. 
— Сожру на месте! — пригрозила Яга. — Доведёшь. 
— Погоди-ка, — задумчиво протянул Баюн. — А никто — это кто? 
— Мужик какой-то, — пожал плечами мужичок. — В чёрном плаще и капюшоне. 
— Он тебе заплатил? — спросила Яга. 
— Ну. 
— Гну. Где его найти? 
— А я не знаю, — ответил мужичок, поднимая взгляд на Ягу. — О, здравствуй, красавица! Одна тут? 
От третьей оплеухи мужичок отлетел к остальным одиннадцати и захрапел. 
— Теперь мы знаем больше, — подытожил Баюн. — Но всё ещё ничего не знаем. 
— Верно подмечено, — усмехнулась Яга. — А ты умница, котёночек. Я бы и не сообразила. 
— Толку от этого всё равно нет. Что делать будем? 
— Разнюхивать. Чего хохочешь, я серьёзно. 
— Я ж не собака какая-то, — вспыхнул Баюн. — Я кот! 
— Чего сразу обижаешься-то? 
— Я не обижаюсь, а уточняю. Обоняние моё, конечно, прекрасно, но оно не так хорошо, как у собаки. 
— А тут и твоего хватит, — подмигнула Яга. — Найти след одного человека — да для тебя это раз плюнуть! 
— Даже легче, — довольно замурлыкал Баюн. — Чей запах мне искать? 
— Трезвого человека. Не думаю, что этот никто в кабак… 
— Чую! Он тут один единственный. За мной. 
Баюн, не отрывая носа от земли, побежал в сторону деревни. Яга потянулась и побежала следом. 
Через пятнадцать минут Баюн остановился у невзрачной избушки и оглушительно чихнул. 
— Пришли, — сообщил он. — Апчхи! Да что ж такое-то? Он дома. Апчхи! 
— Будь здоров, — Яга подошла к двери избушки. — Держись за мной. 

*** 

— Подъём! — Яга отвесила оплеуху спящему в сенцах Богатырю. — Чего глазоньки вылупил, касатик? Просыпайся, просыпайся. Сейчас будет больно. 
— Чего там? — в окне показалась морда Баюна. — Богатырь? Справишься? 
— Справлюсь, не бойся. А ты чего снаружи остался? 
— Веду наблюдение за местностью, чтобы, в случае чего, сообщить о приближающейся опасности и покинуть место операции раньше прибытия подкрепления. 
— Чего? — подняла бровь Яга. — Испугался, так и скажи, чего выдумываешь тут? Ну что, милок, проснулся? 
Богатырь удивлённо смотрел на стоящую перед ним девушку. 
— А ты кто? — пробормотал он. 
— Попробуй догадайся, — усмехнулась Яга. — Кто велел заплатить пьянчугам за ложные показания? 
— Чего? — Богатырь моментально проснулся. — Каким пьянчугам? Ты знаешь, кто я? 
— Знаю, милок, знаю. Никто. 
Богатырь побледнел. 
— Повторяю вопрос — кто велел заплатить? 
— Рекомендую ответить, — сказал Баюн, заглянув в окно. — Она даже мне дважды не повторяет, так что тебе вообще очень повезло. А потом будет очень больно. 
Богатырь испуганно посмотрел на Кота, перевёл взгляд на Ягу и ойкнул: 
— Яга? 
Яга кивнула. 
— Она меня заставила! — выпалил Богатырь. — Сказала, что если я не сделаю, как она велит, то она меня в мышь превратит! 
— Кто она? 
— Ведьма! 
— А чего ты ко мне не пришёл? — спросила Яга. 
— Так она, Яга, моложе тебя, — Богатырь запнулся. — Была. И сильнее. Видел я, на что она способна. У неё в замке клетка есть, там уже шесть мышей сидит. Но я сам ничего плохого не сделал — я только сказал, как она велела и заплатил, как она велела. И всё. 
— Тоже мне Богатырь. Замок где? 
— За болотами. Мимо не пройдёшь, но идти долго придётся. Хочешь… 
Яга хлопнула в ладоши — Богатырь превратился в мышь и возмущённо запищал. 
— Скройся, — посоветовала Яга. — Или сейчас кота спущу. 
Мышь послушно юркнула в щель между досками. 
— Может ли быть такое, что эта Ведьма и впрямь сильнее тебя? — спросил Баюн, когда Яга вышла на улицу. — Или запугала просто? 
— Может, — ответила Яга. — Я, конечно, сильна, но до звания самой сильной мне ох как далеко. 
— Значит мы к ней не пойдём? 
— Как это не пойдём? Ещё как пойдём! 
— А как же ты с ней справишься? — не унимался Баюн. — Вдруг она и сильнее и заклинаний больше знает? Будем тоже мышами сидеть. 
— Не будем, — Яга ласково погладила Кота по голове. — Вот увидишь. У меня секретное умение есть — Ведьмы о таком не знают, а потому и не учитывают. С его помощью и справимся. 

*** 

— Эх, Богатырь! — воскликнула Ведьма, увидев Ягу. — Как знала, что надо от него избавляться! Мышью теперь бегает?
— Мышью, — подтвердила Яга. — Выйди-ка на свет, что ли. Мы ведь не знакомы, верно? 
— Не знакомы. Пытаешься понять, за что я решила тебя подставить? 
— Да я и так знаю, — отмахнулась Яга. — Брёвна для избушки снаружи лежат, кот вон у тебя чёрный сидит. Думаешь, меня не будет, и ты моё место займёшь? 
— Умна! — признала Ведьма. — Так всё и задумано. 
— Кот-то плешивый! — фыркнул Баюн. — Мелкий какой-то, раза в три меньше меня. Эй, чучело, говорить-то умеешь? 
Ведьмин кот посмотрел на Баюна и зашипел. 
— А я тебя вместо него возьму, — сказала Ведьма. — Что ты хочешь взамен? Сметаны? Хоть бочку каждый день! 
Баюн ахнул и мечтательно закатил глаза. Ведьма довольно улыбнулась и ехидно подмигнула Яге. 
— Чего лыбишься, курица? — хохотнул Баюн, вернув глаза на место. — Само собой я отказываюсь от твоего оскорбительного предложения. Мне моя бабушка дороже. 
Яга смахнула слезинку. Ведьма нахмурилась и щёлкнула пальцами: Баюна скрутило, словно кто-то невидимый пытался его отжать. 
— А что теперь скажешь? 
— И этим ты меня пытаешься запугать? Женщина, да я это уже как массаж воспринимаю. 
— Оставь его в покое, — велела Яга. — Мало сесть в избушке с чёрным котом. Для этого ещё мудрость нужна и знания. 
— Этого у меня полно, — усмехнулась Ведьма. — Даже с избытком. Когда тебя не будет, рано или поздно люди ко мне пойдут. 
— Ну давай проверим, достаточно ли у тебя знаний. 
— Легко! Ты о таких заклинаниях даже не слышала — сейчас все на себе испытаешь. 
Яга мило улыбнулась, подошла к Ведьме поближе и резким ударом в челюсть отправила её в глубокий сон. 
— И так всегда, — Яга морщилась, сжимая и разжимая ладонь. — Думают, раз я колдовству обучена, значит от меня только этого и можно ожидать. Вот тебе урок мудрости, дурочка. 

*** 

— Один удар! — с упоением рассказывал Баюн. — Я сначала даже не понял ничего, всё так быстро произошло! Ведьма как подкошенная упала! 
— Детей-то всех нашли? — спросил княжеский Дружинник, отхлёбывая горячий чай из кружки. 
— Всех, — кивнула Яга. — В подвале сидели. По домам развели, родителям вручили. Богатырей, что мышами куковали, расколдовала. 
— И того, что людей подкупал, тоже? 
— Тому ещё долго придётся мышью сидеть. И не спорь. 
— И не собирался, — хмыкнул Ладислав. — Так ему и надо. Я не до конца понял, чего Ведьма пыталась добиться? 
— Покою ей моя слава не давала, — скромно улыбнулась Яга. — Вот и придумала мною стать. 
— А почему нельзя было придумать что-то своё? 
— Потому что на это фантазия нужна, — хихикнул Баюн. — А у неё она, как и мозги, напрочь отсутствует. Чего с ней будет теперь? 
— В темнице сидеть будет, — ответил Ладислав. — Скованная цепями и с заклеенным ртом. 
— Это меня устраивает. Главное… 
Баюн замолчал, навострив уши. За дверью избушки послышался шорох и удаляющиеся шаги. Баюн открыл дверь, взял с крыльца корзинку и вернулся обратно: 
— Пироги с рыбой! — объявил он. — Мне, как я полагаю, вы ведь рыбу не едите. И не спорьте! Надеюсь, люди ещё долго будут так извиняться ходить, очень уж мне это нравится.