— Два яблочных листа, пригоршня сушёных крыльев, — Баба-Яга, перечисляя ингредиенты, бросала их в огромный котёл посреди избушки, — язык змеи, четыре глаза с мёртвого дерева и две ложки комариных носиков. Или три? Эй, мелочь! Гляньте-ка в книгу — сколько там ложек написано? 

Маленькие человечки столпились вокруг книги, почёсывая затылки и разводя руками. 

— Три! — объявил один из них. 

Яга бросила в котёл три ложки комариных носиков и хорошенько перемешала, облизав ложку. 

— Теперь пусть кипит, — Яга бросила человечкам серебряную монетку. — Хоть польза от вас есть, не то… Это что ещё такое?!

Из котелка высунулся огромный комар с четырьмя глазами размахивая длинным змеиным языком. 

— Бзз, — сказал он, попытавшись выбраться из котла. — Бзз. 

— Ох ты ж чучело! — испуганно охнула Яга, накрыв котёл с чудищем крышкой. — Чуть не перекрестилась со страху. Бзыкает тут ещё! Ты жужжать крыльями должен, а не ртом, откуда он взялся-то у тебя вообще? Ух! Ишь сильный какой! 

Яга подпрыгнула и уселась сверху на крышку котла. 

— А с вами у нас будет серьёзный разговор, — пригрозила она человечкам. — Кто сказал, что три ложки надо? 

Человечки разом показали пальцами на одного из них. 

— Пауку скормлю, сволота такая, — Ягу слегка подбросило в воздух. — А ну не дёргайся там! Счас прокипятишься и всё, неча такую морду белому свету показывать! А-а-а!

Чудище задёргалось, перевернув котёл вместе с Ягой, и выбралось наружу. Отряхнувшись, оно прыгнуло в окно, разбив его, и улетело, издавая радостные звуки. 

— Это на вашей совести, — пробормотала Яга, поднимаясь с пола. — Если кто спросит — знать ничего не знаете. Пусть думают, будто оно само по себе появилось. Все всё поняли? 

Человечки закивали головами — кроме одного, который задумался, глядя в потолок. Стоящий рядом с ним человечек дал ему подзатыльник, и он тоже закивал головой. 

— А чего тут случилось? — в разбитом окне показалась морда Баюна. 

— Чихнула, — невозмутимо ответила Яга, собирая осколки. — Тебя где носило два дня?

— Налаживал отношения между Тридевятым Царством и соседним Королевством. А ты чем занималась? 

— Вчера Богатырями — парочку на Чудищ отправила, парочку на болота, к Кикиморе. 

— Слухи распускает? — заулыбался Баюн.

— Нет, она ещё после прошлого раза зареклась, — ответила Яга.

— А зачем тогда отправила к ней Богатырей, если она ничего не говорила?

— Да вспомнила прошлый раз и что-то так обидно опять стало. Так что ты там за отношения налаживал? 

Баюн забрался на печку, потянулся и лёг. 

— Узнал я, значит, что к нашему Царю едет иноземный Король. 

— Зачем? — уточнила Яга.

— А я почём знаю? — удивился Баюн. — Да и важно ли это? Едет и едет. 

— Конечно важно. Может он хочет просить руки царской дочери? А мы бы ему свинью подложили.

— Например? 

— В прямом смысле — вместо Царевны. Кокошник на голову, сапожки красные. 

— Это было бы смешно, — захихикал Баюн. — Ну, это не последний Король, который приезжает к нашему Царю, так что у нас ещё будет такая возможность. 

— А вдруг за этого Царевну отдадут? — вздохнула Яга. — Такая шутка пропадёт. 

— За этого точно не отдадут. 

Яга довольно заулыбалась:

— Чего сделал? 

— Я — почти ничего, — ответил Баюн. — Царь со своей свитой сами всё сделают. Я случайно услышал, что никто при дворе Царя знать ничего не знает о том Королевстве — ни традиций, ни обычаев. Поэтому я взял бумагу…

— Украл? 

— Украл бумагу и перо, да. И написал, значит, от имени одного старого монаха, что известно об этом Королевстве. А потом спрятал эту бумагу в сундук со всякими царскими документами, где Царь её и нашёл. Они, конечно, все удивились, но готовиться ко встрече начали. 

— Ну? — Яга топнула ногой. — Не томи. Что ты там написал? 

— Что по обычаю того Королевства, дорогих гостей встречают, забрасывая свежим навозом, — Баюн расхохотался. — И как только гости выйдут из своей кареты, их ждёт такая встреча, какой они никогда не забудут. Что скажешь? 

— Сходим посмотреть, — усмехнулась Яга. — Не часто такое увидишь. Хорошая шутка вышла. 

— Ещё бы! Кстати, к тебе ещё сегодня какая-то женщина должна прийти после обеда, просила передать. 

— Женщина? А зачем? Чего у неё случилось? 

— У неё — ничего, — Баюн облизал лапу и провёл ею за ухом. — Вроде бы. Сына приведёт. 

— А у него что случилось? — спросила Яга.

— О, тебе понравится. Она вчера его отправила ягоду собирать — а чтобы он не ленился, предложила две ягоды в ведро класть, а одну в рот. 

— Переел? 

— Погоди, это ещё не всё. Сегодня утром она его отправила жуков с картошки собирать. 

— И? Чего замолчал? — Яга округлила глаза и расхохоталась. — Мать честная! Он у неё дурак, что ли? 

— Ну само собой! — хихикнул Баюн. — В общем он позеленел, ему надо будет обычный цвет вернуть. И чуть не забыл — если рыбаки придут, то я эти дни в избушке сидел и никуда не выходил. Что ты так на меня смотришь? Я, вообще-то, шутку века придумывал, некогда мне домой бегать было. Что мне, с голоду помереть?