Как Баба-Яга Злодейкой стала

— Почему ты им помогаешь? — спросил Баюн, когда Богатырь вышел из избушки. — Ты же Злодейка. 
Баба-Яга собрала со стола книги и расставила их на полке. 
— Для разнообразия, — ответила она. — Молодым супротив нас тяжело, мы-то уже опытные и сильные. А так я им какой-никакой шанс да даю. 
— Да? — Баюн прищурился. — А мне показалось, что тебе это даже в радость. 
— Тебе показалось, — отмахнулась Яга. 
Она смахнула со стола крошки и взяла в руки метлу. Баюн смотрел на неё, не моргая. 
— Ну чего тебе, ирод? — не выдержала Баба-Яга. 
— Расскажи, — потребовал Баюн, — почему ты стала Злодейкой? 
Яга вздохнула и отложила метлу. 
— Когда я была молодая… 
— Чего? — удивился Баюн. — Ты была молодая? 
— Конечно была, — обиженно ответила Яга. — Что я, по-твоему, всегда была такой ст… Великовозрастной женщиной? 
Баюн подумал и кивнул. 
— Ну да. Я же тебя только такой и знаю. 
Яга оглянулась в поисках чего-нибудь для броска, но ничего подходящего под рукой не оказалось. 
— Вот представь себе! — злобно сказала она. — Была молодая. И красивая. Гораздо красивее, чем сейчас. 
— Куда уж красивее! — ухмыльнулся Баюн. 
— Чего сказал? — прищурилась Яга. — Опять хвост узлом завязать? 
Баюн испуганно обхватил хвост лапами. 
— Не надо. Так что там дальше-то? 
Яга погрозила ему кулаком и села в кресло, мечтательно глядя в окно. 
— Познакомилась я как-то с мужчиной, — заговорила она. — Красивый, умный и высокий. С пышными такими усами. Да ещё и Богатырь, как оказалось. В то время, как и сейчас, каждая девушка о муже-Богатыре мечтала. Ну и я исключением не была. 
— Ты мечтала выйти замуж за Богатыря? — захохотал Баюн. — Ты меня разыгрываешь, да? 
Поймав тяжёлый взгляд Яги, он понял, что она его не разыгрывает. 
— Что было дальше? — невинным голосом спросил Баюн. 
— А как всегда и бывает, — улыбнулась Яга. — Цветы, прогулки да леденцы на палочке. И так всю весну. На седьмом небе от счастья была. А потом его с другой увидала. 
— Да ты что! — охнул Баюн. — И ты их, того, да? 
— Ничего не того. Я ж не умела ничего. 
— То есть ты ничего не сделала? 
— Сделала, почему же. Пошла и поступила в Институт Злодеяний. Думала, увидит этот негодяй, до чего меня довёл, да одумается. А он меня совсем замечать перестал. Тогда решила стать Злодейкой, научится всяким злым штукам и отомстить. 
— Отомстила? — спросил Баюн. 
— Не-а, — Яга зевнула. — Через полгода меня отчислили из Института, всему пришлось самой учиться. А та девица, с которым я того Богатыря видала, его роднёй оказалась. Сестрой, кажется. 
— Так, а почему ты сначала с ним не поговорила, прежде чем в Злодейки подаваться? 
— Я же говорю, молодая была. Ума у меня не особо много в те времена было, а гордости хоть отбавляй. Потом злодеяния от обиды творить начала, отыгрывалась за свою глупость. Потом втянулась, даже нравиться начало. А потом злодейская жизнь стала обыденностью. 
Баюн сидел с ошарашенным видом, переваривая услышанное. 
— Ну и дела, — пробормотал он. — Жалеешь, что так вышло? 
— Ни капли! — фыркнула Яга. — У этих добрых знаешь, как всё сложно? Законы всякие, обязанности, правила. Тьфу! Нет уж, тот Богатырь, пусть и хорош, но того не стоит. 
— Так я всё же не понял, — Баюн облизал лапу. — Почему ты Богатырям-то помогаешь? 
— Почему-почему, — Яга вздохнула. — Как их вижу, сразу свою молодость да ту весну вспоминаю. Так и хочется помочь. 
— Ясно. А в печи их порой зажариваешь почему? 
Яга заулыбалась и подмигнула. 
— По той же причине, — сказала она. — Смотрю на Богатыря и вспоминаю, как мне было обидно, когда того Богатыря с девицей увидала. 
— Женщины, — понимающе кивнул Баюн. 
— Женщины, — с гордостью кивнула Баба-Яга.