Чудеса на каждом шагу

— Яга! — Богатырь распахнул дверь избушки, держа за шкирку кота. — Твоё добро? 
— Зависит от того, что он сделал, — не поворачиваясь ответила Баба-Яга. — Напакостил? 
— Мягко сказано! Сколько раз его на преступлениях ловил, но каждый раз отпускал из уважения к тебе. А он всё клялся, что это в последний раз. Клялся? 
— Не желаю свидетельствовать против себя, — проворчал Баюн, — находясь в висячем, а оттого глупом положении. 
— По делу говори, — повернулась Яга. — Было, как он сказывает? 
Баюн поводил ушами. 
— Нет. Возникло недопонимание. 
— Какое недопонимание? — возмутился Богатырь. — Я ж тебя, подлеца, сам лично… 
— Что лично? — усмехнулся Баюн. — Что, я тебя спрашиваю? Ты меня за руку ловил? 
— Да! 
— Что и требовалось доказать, бабушка. Врёт, как Кощей с похмелья! Как он мог меня за руку поймать, если у меня лапки? Который с руками — это другой кот, глубоко в лесу у колодца живёт, вот его ты и ловил. Если под определённым углом посмотреть — очень даже похож. 
Яга закатила глаза и тяжело вздохнула. 
— Пусти его, милок, он не сбежит, — попросила она. — Садись вон на лавку, да рассказывай всё как есть. 
Богатырь разжал руку — Баюн шлёпнулся на пол, пообещал отомстить и запрыгнул на печку. 
— Первый раз я его поймал за лавкой молочника с банкой сметаны, — сказал Богатырь. — Как он заявил — сметану купил в другом месте. 
— Так и было, — кивнул Баюн. — Просто так совпало, что тень именно этого дома привлекла меня своей прохладой. 
— Что ты говоришь! А у молочника как раз банка сметаны пропала. 
— Невероятная случайность, к которой я не имею никакого касательства. 
— Чудеса на каждом шагу! — хмыкнула Яга. — А у кого ты сметану купил, говоришь? 
— Вы его не знаете, — отмахнулся Баюн, — это был бродячий молочник. 
— А деньги ему с левого кармана вытаскивал или с правого? 
— С левого. 
Ответив, Баюн тут же зажмурился и прижал уши к голове. Яга довольно заулыбалась. 
— Оплачу убытки из личных средств, — проворчал Баюн, — обсуждать и испытывать чувство стыда не намерен. 
— Оплатишь, куда денешься. Ещё на чём его ловил, милок? 
— В лавке рыбака, — ответил Богатырь. — Сидел на мешке с рыбой и одну за одной в пасть свою складывал. 
Яга с недовольством посмотрела на кота. 
— Как будешь оправдываться? 
— Никак, — полным грусти голосом ответил Баюн. — Как есть расскажу. В тот день я шёл через лес и увидел гнездо, полное голодных птенцов. Мне стало их так жаль, они были так малы и беззащитны! Я решил помочь им. Рыбу в себя я складывал только затем, чтобы накормить ею несчастных, ибо у меня не было корзинки, чтобы сложить её туда. Мне было нечем заплатить, но ради них я пошёл на это преступление. 
— Ты сам себя слышишь? — хихикнула Яга. — Ты как это придумал вообще? 
Баюн демонстративно повернулся к ней спиной. 
— Идея казалась хорошей, — пробормотал он. — Готов оплатить половину съеденной рыбы. 
— Почему только половину? 
— Потому что мне она не понравилась. Признаться, я вообще ел её из уважения к труду рыбака. 
— Врёт! — возмутился Богатырь. 
— Врёт, — согласилась Яга. — Оплатит, никуда не денется. А сегодня с чем его поймал? 
— Бельё с реки стащил, пока там девицы плавали. 
Яга нахмурилась и пристально посмотрела на спину кота. Баюн тяжело вздохнул и повернулся. 
— Мне заплатили, — признался он. — Имён этой парочки я называть не буду, хоть пытайте. 
— Кощей с Иваном! — усмехнулась Яга. — Кто ж ещё в здравом уме к тебе обращаться будет. Что ж, милок, благодарю тебя, что в целости этого валенка вернул. Беседу профилактическую проведу, по всей строгости накажу, возмещение ущерба проконтролирую. Не обещаю, что больше он так делать никогда не будет, но ближайшую неделю — точно. 


Подписаться на рассылку