Самый недооценённый злодей

Ведьма махнула рукой и стол исчез. Ивана вместе с лавкой отодвинуло к стенке. 
— Ну, кто первый? 
Кощей молча дымил трубкой. Баюн откашлялся. 
— Хочу сказать, что на самом деле моя шерсть не очень хорошая, — заявил он. — Она только кажется густой, а на деле — её очень сильно продувает. Знаете, как я мёрзну? Зря потратите на меня время. 
— Подкладку сделаю потеплее, — улыбнулась Ведьма, взяв с полки длинный нож. — Что, красавец, готов? 
Кощей презрительно посмотрел на Ведьму и хмыкнул. Иван, тем временем, медленно, чтобы не заметила Ведьма, повернулся к коту. 
— Эй! — прошептал он. — Кыс-кыс-кыс! 
Баюн задохнулся от возмущения и посмотрел на Ивана: 
— Ты совсем что ли… 
— Пасть закрой! Зубы ей заговори! 
— Так закрыть или заговорить? — проворчал Баюн. — Мы ещё вернёмся к этому разговору. Женщина! Прошу, выслушайте меня очень внимательно. 
Ведьма повернулась к коту: 
— Говори. 
— Понимаете, какое дело: в некотором Царстве, в некотором Государстве, жил да был старик со старухой. 
Ведьма, насмешливо улыбаясь, кивнула: 
— Очень интересно. А что дальше? 
— И была у них… — Баюн на секунду задумался, — была у них ещё одна старуха. Но не простая! 
— Золотая? 
— Как бы не так! 
В это время Иван выразительно подмигивал Кощею, взглядом указывая ему на трубку и на Ведьму. Кощей, решив, что Иван предлагает угостить Ведьму табачком, отрицательно покачал головой — табачок был хорошим, подарочным, а потому делиться им он был не намерен. Но, прочитав в расстроенных глазах Ивана слово «дурак», Кощей задумался. 
— И вот однажды старуха говорит другой старухе, — продолжал заговаривать зубы Баюн, — мол, у тебя есть старик, а у меня нет никого. Слепи-ка мне, бабка, старика! 
— Но не простого? — догадалась Ведьма. 
— Совершенно верно! Слепила, значит, бабка старика и посадила его в землю. Наступила пора его вытаскивать — бабка тянет-потянет, а вытянуть не может! 
Ведьма, не сдержавшись, схватилась за живот и захохотала: 
— Очаровательно! Я-то думала ты и впрямь сказками усыплять умеешь, а ты! Ой, не могу! Всё собрал, а усыпить не смог! 
— Я и впрямь усыпляю сказками! — фыркнул Баюн. — Просто это не всегда действует на ведьм. А сейчас я вовсе и не пытался тебя усыпить — моя задача была отвлечь. Что думаешь, Иван, как я справился? 
— Вряд ли во всём мире найдётся кто-то, кто бы справился с этим лучше тебя, — похвалил Иван. — Жги, Кощей! 
Кощей, прищурившись глядя на Ведьму, закончил шептать слова: Калли Барри вспыхнула, заорала и упала на пол, катаясь из стороны в сторону. В тот же миг неведомая сила ослабла: Иван встал с лавки, схватил Баюна и побежал к выходу. 
— Кто последний — тот дурак! — радостно прокричал Кощей, обогнав Ивана и толкнув собой дверь. 
Иван выбежал следом и, пробежав несколько метров, остановился, опустив кота на землю. 
— Должен уточнить, Иван, что я был у тебя на руках, — сказал Баюн. — Технически, ты был последним. 
— И пусть, — пробормотал Иван. — Пусть дурак. 
— Но я очень благодарен, что ты обо мне не забыл. Я этого не забуду. Не обещаю, но постараюсь. 
— Годится. Кощей, ты как? 
— Лучше всех! — Кощей счастливо улыбался. — Сытый, довольный! А главное, Ваня, с костями! Идём отсюда, нечего нам на это смотреть.