Немного безвыходная ситуация

Кощей сел под большое дерево и вынул из-за пазухи трубку и кисет с табаком. 
— Я вот что подумал, — Иван сел рядом. — Ты ведь тоже колдовству всякому обучен? Может перенесёшь нас домой?  
— Умный какой! — фыркнул Кощей. — Что я, по-твоему, сам до такого не додумался? 
— А что же не перенёс, раз додумался? 
Кощей вздохнул, показал Ивану набитую трубку и, прищурившись, прошептал какие-то слова, не отрывая от неё взгляда. Трубка задымилась. 
— Вот, собственно, одна из немногих вещей, которые я ещё помню, — сказал Кощей. — На расстояние ещё могу перенестись, а вот как через время — не помню. 
— Вот как? — возмутился Иван. — А что же ты, бестолочь лысая, нас не перенёс подальше от Салтычихи и этого паука-переростка? 
Кощей затянулся и медленно выпустил оранжевый дым. 
— Испугался потому что, — признался он. — Как тут мысли в кучу собрать, когда тебя то прибить, то сожрать пытаются? 
Иван почесал затылок. 
— Не поспоришь. Ладно, хотя бы сейчас нас отсюда перенеси. Неуютно мне рядом с этой пещерой. 
Кощей кивнул, прикрыл глаза и что-то зашептал. Иван моргнуть не успел, как они очутились в другом месте под таким же деревом. 
— Уже что-то, — одобрил Иван, оглядываясь. — Пещеры рядом нет, пауков нет, только мужик какой-то. В нашу сторону идёт. 
— Щуплый, — сказал Кощей, присмотревшись. — Можно не бояться, я такого и без ведра воды одолею. 
— Хорошо бы. Как думаешь, что ему нужно? 
— Подойдёт и узнаем. Может он табачку попросить хочет. 
Кощей, кряхтя, встал с земли и внимательно смотрел на приближающегося мужика. Через минуту мужик подошёл к путешественникам, остановившись в метре от них. Мило улыбнувшись, он повернулся к ним задом и, скинув штаны, наклонился. Иван ойкнул и упал в обморок. Кощей глубоко затянулся. 
— Я, конечно, всякого повидал, — пробормотал он, — но чтоб такое. Кому расскажи — не поверит и дураком назовёт. Слышь, чудила, а ты им подмигнуть можешь? 
Призрак, убедившись, что падать в обморок Кощей не собирается, поспешно натянул штаны и побежал прочь. 
— Он ушёл? — тихо спросил Иван. 
— Ушёл, — подтвердил Кощей. — Ты как? 
— Живой. Но с глубокой психологической травмой. Давай в другое место, вдруг он вернуться решит. 
Кощей кивнул и прикрыл глаза. Друзья очутились в другом месте под другим деревом, в ста метрах от которого стояло десять воинов с луками в руках. 
— Другое дело! — обрадовался Иван, замахав руками. — Уважаемые! Доброго денёчку! 
Воины, увидев Ивана, переглянулись и вложили в луки стрелы. 
— Э-э-э! Вы чего? Чего они? 
— А я их прекрасно понимаю, Ваня. С учётом того, что тут пауки, притворяющиеся бабами и мужики с глазами в неположенном месте — я бы тоже сначала стрелял, а потом разговаривал. Но ты не боись. 
— Как это не боись? — удивился Иван, спрятавшись за дерево. — Стрелы больше вреда наносят, чем глаз из… 
— Да никто тебе не навредит! — усмехнулся Кощей, выстукивая трубку о дерево. — Салтычиху помнишь? Яга нас в самый последний момент выдернула. Так и здесь. Смотри. 
Подмигнув Ивану, Кощей вышел из-за дерева и помахал воинам рукой. 
— Ну что, ребята, как служба? 
Девять воинов подняли луки и выстрелили. Десятый же уронил стрелу и крутился на месте, пытаясь дотянуться рукой до колчана. 
Кощей закрыл глаза и раскинул руки в стороны. Стрелы просвистели совсем близко, воткнувшись в землю. 
— Я же говорил, — важно сказал Кощей, — Яга не позволит. Мы ей живые… 
Десятая стрела попала ему точно в колено. 
— А-а-а-а-а-а! — заорал Кощей. — Ваня, бежим! 
Иван кивнул и побежал прочь от дерева. 
— Ваня! 
Иван остановился и повернулся. Кощей многозначительно посмотрел на стрелу в своём колене. 
— Я тебя не унесу, — развёл руками Иван. — Чего вдвоём погибать, да? 
Воины наложили новые стрелы и подняли луки. 
— Ваня, чтоб тебя! — взвыл Кощей. — Они меня сейчас в ежа превратят! 
Воины выстрелили и десять стрел полетели в сторону Кощея. 
— Ваня!!!