Свидание в хозяйской спальне

— Не нравится мне тут, — бормотал Иван, вздрагивая от каждого звука. — Слишком всё подозрительно.
— Не выдумывай, Ваня, — Кощей крутился возле зеркала. — Что такого подозрительного ты тут нашёл?
— Ну, например: усадьба вон какая огромная, а нас в одной комнате поселили. Разве не странно?
— Ни капли. Мы с тобой, Ваня, люди посторонние — мало ли, что мы задумали? А так за нами приглядывать проще. Вот если бы тут кровать всего одна была, вот это было бы странно.
— Допустим, — кивнул Иван. — А что ставни закрыты, тебя не смущает?
Кощей закатил глаза и широко открыл дверь комнаты.
— Ваня, тебя не в темницу посадили! — напомнил он. — Дверь вот. Замков на ней нет, цепей тоже нет. Вход и выход свободный. Успокойся уже.
— Не получается. Плохое у меня предчувствие, Кощей. Давай уйдём?
— Куда? — фыркнул Кощей. — Ночь на дворе. Да и я свой шанс из-за твоих домыслов упускать не хочу.
— Шанс? — удивился Иван. — Какой шанс? Ты куда собрался?
Кощей окунул руку в ведро с водой и протёр ладонью лысину.
— Ты хозяйку видел? — хитро подмигнул он.
— Я здесь один не останусь! Я с тобой пойду!
— Ваня, не вздумай испортить мне свидание! — возмутился Кощей. — Ну что ты как маленький? Если что — кричи, что есть мочи, я услышу и прибегу.
— Кощей!
Кощей помахал рукой и вышел из комнаты. Пройдя по коридору к лестнице, он поднялся на второй этаж и задумался.
— Господин заблудился?
— Господин думает, — Кощей повернулся на голос и прищурился. — О! Ты-то мне и нужен.
Владелец голоса — черноволосый Юноша, держащий под мышкой серебряный поднос — вежливо поклонился.
— Чего изволите?
— Подскажи-ка мне, дружочек, где хозяйская спальня.
— Вам туда нельзя, — нахмурился Юноша.
— Само собой! — кивнул Кощей, хлопая Юношу по плечу. — Ты что же, решил, что мне внутрь надо? Ни в коем случае! Мне просто нужно знать, где она — вдруг пожар? Так я смогу спасти главное сокровище этой усадьбы.
Юноша оглянулся по сторонам и понизил голос:
— Не ходите к ней. Вы не знаете…
— Оставь свои советы, — отмахнулся Кощей. — Где?
— В конце коридора последняя дверь. Послушайте, она…
— Ты, лучше, вот что: доставь к дверям хозяйской спальни бутылку вина с соответствующей посудой и два стакана по сто пятьдесят с разницей в десять минут. Сделаешь?
Кощей вынул из кармана монетку и выразительно покрутил в руке. Юноша со вздохом кивнул.
— В лучшем виде. Но лучше бы…
— Цыц! — Кощей бросил Юноше монетку. — Выполняй.
Добравшись до нужной двери, Кощей поправил одежду, протёр лысину и осторожно толкнул дверь.
Хозяйка дома стояла к нему спиной посреди комнаты — точно в центре какого-то рисунка, окружённого зажжёнными свечами.
— Ой! — громко сказал Кощей, закрывая за собой дверь. — Дарья Николаевна, какая неожиданность! А я, знаете ли, уборную искал.
Женщина не шевелилась. Кощей, оглядев комнату, подошёл ближе.
— Дарья Николаевна, — зашептал он. — Вижу, вы знали, что я приду и создали соответствующую событию романтическую атмосферу. Отбросим формальности!
Кощей положил руку ей на плечо и резко повернул к себе.
— Ваня-а-а-а-а-а!
Хозяйка дома с перекошенным лицом и налитыми кровью глазами прыгнула в сторону, скрывшись в темноте комнаты.
— Дарья Николаевна? — дрожащим голосом позвал он. — Понимаю, вы не в настроении. Может, я в другой раз зайду?
Хозяйка, неожиданно появившись из темноты, ударила Кощей по лбу поленом, отчего тот возмущённо ахнул и отлетел к двери, распахнув её своим телом.
— Господин сожалеет о принятых решениях?
— Максимально глубоко, — подтвердил Кощей, поворачивая голову к Юноше с подносом. — Принёс?
Юноша подал стакан, который Кощей осушил в один глоток.
— Второй подать через десять минут?
— Сейчас, — Кощей осушил второй протянутый ему стакан. — Это точно та хозяйка дома?
— Увы, — кивнул Юноша. — Салтычиха только с виду нормальная. Уходить вам надо.
— Этим и займусь. Ты иди, дорогу я помню.
Только договорив, Кощей почувствовал, как его тянут за ногу обратно в комнату.
— Изыди, нечисть! — заорал он, пинаясь второй ногой.
— Кощей! — запыхавшийся Иван схватил его за уши и потянул на себя. — Держись!
Вырвав Кощея из рук Салтычихи, Иван помог ему встать на ноги.
— Ты чего дрожишь так? Кто это был?
— Хозяйка.
— Хозяйка? — с насмешкой переспросил Иван. — Ты что, Кощей, бабы испугался?
Салтычиха вышла на свет, держа в руке окровавленное полено.
— Хотя ничего постыдного в этом нет, — севшим голосом пробормотал Иван, пятясь назад. — Говорил я тебе!
— Про неё — нет, — ответил Кощей, вцепившись в плечо Ивана. — Ты про комнату и окна рассказывал, а беда, как видишь, с другой стороны пришла.
Оступившись, они упали на спины и поползли, уперевшись в стену. Салтычиха медленно подошла к ним, подняв полено над головой. Иван с Кощеем зажмурились, закрывшись от неё руками.
— Ваня! — позвал Кощей. — Ваня, глаза открой.
Иван послушно открыл глаза и тут же вновь зажмурился от яркого солнца.
— Что за дела? — удивлённо пробормотал он. — А где?
— Не имею понятия, — пожал плечами Кощей. — Я ещё не до конца понял, что Яга до нас донести пытается. Но лучше уж невесть куда, чем в той усадьбе оставаться.
Глубоко вдохнув, он осмотрелся по сторонам.
— Так, теперь воздух не наш совсем. Вань, розовые деревья где растут?