Один из семи Бессмертных

— Для начала я бы хотел извиниться перед вами за наш небольшой обман, — начал разговор Теодор. — Мы слышали слух, будто на Драконов не действует магия, а значит их нельзя победить, вот и решили, так сказать, воспользоваться… 
— Действует, — поморщился Дракон, потерев лапой голову. — Почему вы не сказали прямо? Что это за культ Очищения и что им нужно от Вильгельма? 
— Нам уже приходилось рассказывать правду людям и они, узнавая её, сразу становились нашими врагами. 
— Ого! — удивился Рыцарь, разжигая огонь. — Это что же за правда такая? 
Теодор посмотрел на мирно спящего Старого Рыцаря и вздохнул: 
— Он один из семерых Бессмертных. 
Рыцарь с Драконом недоумённо переглянулись. 
— И? 
— Как? — ахнул Теодор. — Вы не знаете Легенду о Семерых Бессмертных? 
— Никогда не слышал, — пожал плечами Рыцарь. — А ты? 
— Не слышал, — ответил Дракон. — Что за Бессмертные? 
— Ну как же! Это ведь великие, легендарные воины! Защитники добра! Не все, конечно, один перешёл на сторону зла и с тех пор о нём мало что известно. 
— Понятнее не стало и у меня сейчас слишком болит голова, чтобы вникать. Ты лучше скажи — чего тогда вы так боитесь этого культа, если Вильгельм — бессмертный? 
— И почему он старый? — спросил Рыцарь. 
— Он бессмертный, но не неуязвимый, — ответил Теодор. — Бессмертного можно убить, попав ему в сердце — именно это и произошло с четырьмя из них. Большая потеря для этого мира. А что насчёт старости — он сам решает, каким ему быть. 
— А культ? — напомнил Дракон. 
— Культ состоит из колдунов, которые находятся в поисках бессмертия. Тот Адепт, которого вы видели, создаётся их общими усилиями и контролируется всеми колдунами сразу, благодаря чему он становится очень силён. Его и отправляют по следу. 
— Так вот почему Великаны нападали не так, как обычно! — сообразил Рыцарь, протянув руки к огню. — Их заколдовали! И именно поэтому они начали нападать на Принцесс — раз Вильгельм так любит сражения с Великанами, эти колдуны точно знали, что такое безобразие он без внимания не оставит и явится сюда, что он и сделал! 
— Совершенно верно, — со вздохом кивнул Теодор. 
— А что насчёт Принцесс? — уточнил Дракон. — Великаны разбежались и вряд ли вернутся. Или это тоже был небольшой обман? 
— Они в вашем полном распоряжении, друг мой, — сказал Вильгельм, открыв глаза и потягиваясь. — Никто не станет мешать вам творить ваши маленькие пакости. 
— Погодите с Принцессами, — проворчал Рыцарь. — Ты сказал, что многие становились вашими врагами, узнавая правду. Объясни. 
— Всё очень просто, юный Рыцарь — достаточно заменить своё сердце моим, чтобы стать бессмертным. Многие люди теряют голову от возможности стать бессмертным и готовы на ужасные вещи. 
— Колдуны, выходит, передерутся, если добудут его? 
— Очень может быть! — захохотал Вильгельм. — Если только у них нет какого-нибудь заклинания, благодаря чему одно сердце будет поддерживать жизнь в них всех одновременно. Но я, как вы понимаете, предпочёл бы никогда этого не узнать. 
— А здесь богатые Короли? — спросил Дракон. — Как у них с дочерьми? 
— Вы останетесь довольны, мой друг. Что, тяга к золоту уже даёт о себе знать? 
— Вы о ней знаете? 
— А как же! — воскликнул Вильгельм. — Тот из нас, что сменил добро на зло, очень пожалел, когда узнал о вашем проклятии, да было уже поздно. 
— Не уверен, что понимаю, о чём вы говорите, — вздохнул Дракон. — Наверное, это последствия ударов по моей голове. 
— Дело не в голове, — сказал Рыцарь. — В нём. Я его тоже не понимаю. Так что вы будете делать дальше? 
— Как и всегда, — ответил Вильгельм. — Творить добро, сражаться со злом. 
— И обращать внимание на всякое подозрительное, — усмехнулся Теодор. 
— И это тоже. Ну что, друзья мои, не найдётся ли у нас чего-нибудь перекусить? День был ужасно долгим!