Внешность бывает обманчива, а бывает и не обманчива

— План такой, — Старый Рыцарь сел поудобнее и оглядел присутствующих. — О чём я? 
— О Великанах, — напомнил Теодор. — Кис-кис-кис, иди сюда, не бойся. 
Одуванчик выглянул из-за сундука и показал язык. 
— Он не боится, — сказал Дракон, подливая кофе в чашку Старого Рыцаря. — Присматривается. 
— Никогда в жизни не видел такого маленького Тролля. Он правда говорит? 
— Жрать! — раздалось из-за сундука. 
— Очаровательно! — улыбнулся Теодор. — Он голодный? 
— Всегда, — усмехнулся Рыцарь, — но так говорит он не поэтому. Я предлагаю выслушать Вильгельма, думаю, он… 
— Спит, — перебил его Дракон. 
Теодор вздохнул, подошёл к Старому Рыцарю и похлопал его по плечу. 
— Великаны! — Старый Рыцарь, как ни в чём не бывало, взял кружку и сделал глоток. — Большие, сильные и жутко злые существа. Но, как и всякого, у них есть слабое место — коленные чашечки. Бейте по ним. 
— И всё? — уточнил Дракон. 
— Старайтесь не попадать под удар их дубин. Это больно. 
— Мы будем сражаться с Великанами! — Рыцарь восторженно хлопнул в ладоши. — Немыслимо! 
— И вам понадобится булава, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Надёжнее. Меч может застрять в толстой коже Великана. 
Рыцарь на секунду задумался и посмотрел на Дракона: 
— У тебя есть булава? 
— Посмотри в сундуке с лепестком на крышке, — ответил Дракон. 
— Не думал, что у вас найдутся такие вещи, — сказал Теодор.  
— Остались от тех Рыцарей, что приходили со мной сражаться. 
— Как вы сказали, друг мой? — Старый Рыцарь поковырял мизинцем в ухе. — Мне, должно быть, послышалось? 
— Вы не так поняли, — засмеялся Дракон. — С самими Рыцарями всё в порядке — они уходили от меня живыми, но без оружия, доспехов, а иногда и одежды. 
— И, надо полагать, без гордости! — расхохотался Старый Рыцарь. — Вы и впрямь необычное создание, друг мой! И что же, вам ни разу не приходилось сразить кого-нибудь наповал? 
— Ни разу. 
— Поразительно. Густав, мальчик мой, ты слышал это? 
— Я Теодор, — напомнил Оруженосец. — И я сижу рядом с тобой, как я мог не слышать? 
— Нашёл! — Рыцарь продемонстрировал булаву. — Слушай, у тебя столько интересных вещей тут хранится. А чего книжка тут лежит, а не полке с остальными? 
— Книжка? — заинтересовался Дракон. — Покажи-ка. Ух ты! Это же «Приключения Алмазного Короля в Небесном Городе»! А я думал, что потерял её! Очень интересные истории, я ими зачитывался! А Алмазный Король долгое время был для меня символом отваги. Конечно, в историях всё приукрашают, но… 
— Он и впрямь был очень храбрым, — неожиданно заговорил Старый Рыцарь. — Он был прекрасным человеком и добрым другом. В книгах не показана и сотая доля его храбрости. 
Рыцарь с Драконом удивлённо переглянулись. Оруженосец, словно чего-то испугался, виновато улыбнулся и покрутил пальцем у виска. Рыцарь понимающе кивнул. 
— Давайте вернёмся к Великанам, — сменил тему Теодор, похлопав Старого Рыцаря по плечу. — Может ты ещё что-нибудь расскажешь о них нашим друзьям? 
— Довольно разговоров! — воскликнул Старый Рыцарь, резко встав со стула. — Время действовать и испытать их… Ой-ёй-ёй! Густав, мальчик мой, там что-то хрустнуло в спине. 
— А чего вскочил, будто молодой? Ложись, я сейчас. 
Оруженосец открыл одну из своих сумок, нашёл в ней маленькую баночку с зелёным содержимым и намазал спину Старому Рыцарю. 
— Он не похож на человека, который сражается с Великанами, — прошептал Рыцарь Дракону. 
— Не похож, — согласился Дракон. — Но внешность бывает обманчива. 
— А бывает и не обманчива. Что, если он совсем не в себе и не понимает, о чём говорит? 
— Я думаю, Теодор дал бы нам знать, если так. 
— Может он тоже «того», — проворчал Рыцарь. — Безумием можно заразиться от другого? 
— Я не безумен, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Я очень стар — да, но безумен ли я? Ни в коем случае. Я понимаю ваши сомнения, но уверяю вас — они развеются, как только вы увидите меня в деле. 
— Прошу прощения, — Рыцарь покраснел и опустил глаза. — Не хотел вас оскорбить. 
— А я и не оскорбился. Ну что, друзья мои, может быть настало время второго завтрака? А после него можно и в путь отправляться.