В вопросах мести нет места для совести

Дракон лежал на спине перед пещерой, раскинув лапы в сторону. Изредка он открывал глаза, щурился от солнца и чихал, чем необычайно веселил сидящего в пещере Одуванчика.
— Будь здоров! — сказал Рыцарь после очередного чиха. — Расти большой.
— Я всё ещё с тобой не разговариваю! — фыркнул Дракон. — Спасибо.
— Я, между прочим, имею такое же право с тобой не разговаривать. Однако я им не пользуюсь.
Рыцарь сел рядом с Драконом, оперевшись спиной на его хвост.
— Я ведь порадовать тебя просто хотел.
— Это я понимаю, — отозвался Дракон. — Я не понимаю вот чего: как ты мог запросить у неё четыре мешка? С чего вдруг? Она ведь красивая.
— Потерял деловую хватку, — развёл руками Рыцарь. — Да ладно тебе, четыре мешка золота не такая уж и большая потеря.
— Дело не в количестве.
— А в чём?
— В самом факте того, что Принцесса нас облапошила! — вздохнул Дракон. — Ты лимонный пирог доел?
— У нас есть лимонный пирог? — удивился Рыцарь. — А где? Я что-то на столе не видел.
Одуванчик хрюкнул.
— Ясненько. Конечно, тебе же нужнее, обжора нечёсаная.
— Жрать!
— Четыре мешка! — продолжал сокрушаться Дракон.
— Ну давай нападём на её Королевство? — предложил Рыцарь. — Обрушишь на них всю мощь своего рта.
— Почему рта?
— Ну огонь же изо рта?
— Ага, — Дракон кивнул. — Но нападать нельзя, чего людей пугать? Сами виноваты.
— Могу из своих запасов отсыпать четыре мешка, если тебя это успокоит.
— Не в количестве дело, говорю же. Отодвинься-ка на секунду.
Дракон перевернулся на живот и устроился поудобнее.
— Садись обратно, — зевнул он. — Это ведь что выходит: мы мало того, что прославили её на всю округу, так ещё и заплатили ей за это. Представляешь? А если она об этом расскажет?
— Тогда мы её съедим! — серьёзно ответил Рыцарь.
Дракон открыл один глаз.
— Чего?
— Да шучу я. Одуванчику скормим.
Одуванчик радостно закивал.
— Жрать!
— Не учи плохому, — усмехнулся Дракон. — Так вот, к чему я всё это говорю: эта ситуация нанесла невосполнимый вред моей нежной душе. Поэтому я думаю мстить.
— Мстить? — переспросил Рыцарь. — Продолжай. Кому ты будешь мстить? Всем Принцессам в мире?
— Совершенно верно. Я буду их похищать и требовать за них выкуп.
Рыцарь еле сдержал крик радости.
— Слушай, — заговорил он, — а я ведь тоже пострадал.
— Тогда ты будешь помогать мне в моей мести! — решительно заявил Дракон. — И теперь никто не сможет воззвать к нашей совести.
— Почему?
— Потому что в вопросах мести нет места для совести!
— Ух, как сказал! — Рыцарь с улыбкой похлопал в ладоши. — Репетировал?
— Немного, — кивнул Дракон. — Звучит как, железно?
— Железнее не придумать.
— Отлично. Отодвинься.
Дракон осторожно встал на задние лапы и потянулся.
— По моим подсчётам, свободного места в пещере хватит примерно на тысячу мешков золота. А это около…
— …тридцати Принцесс, — подсказал Рыцарь, сделав умное лицо. — Если по десять мешков.
Дракон вздохнул. Рыцарь хихикнул:
— Да шучу я, шучу. Читал я твою книгу с цифрами. Сто Принцесс, если по десять. А потом что?
— А что будет потом, я покажу завтра, — загадочно ответил Дракон. — Тебе понравится. А пока идём, приготовим тебе свежий пирог…
— Жрать!
— Два свежих пирога. А потом нужно будет прибраться и принести новую кровать. Подумать только — скоро в этих стенах вновь заплачут Принцессы!