С вопросами к Царевне

Почти Дракон сидел на земле и тяжело вздыхал, изредка всхлипывая. Рыцарь подошёл и сел рядом.
— Уже знаешь, да?
Почти Дракон кивнул.
— Чего вот она сразу не сказала, что замуж собирается?
— Она вполне могла этого не знать, — ответил Рыцарь. — Что Царевны, что Принцессы — никто не спрашивает их согласия.
— Это как это так? — удивлённо повернулся почти Дракон. — А если она не хочет?
Рыцарь молча развёл руками.
— Но это же неправильно! — возмущённо воскликнул почти Дракон. — Как можно заставлять что-то делать против воли?
— Это нормальное явление касательно свадеб. Стерпится — слюбится, как здесь говорят.
— Нет в этом ничего нормального! Царевичи и Принцы, значит, вольны выбирать, а моя Царевна нет? Так не пойдёт! Нужно спросить у неё, хочет ли она этого — если да, то пусть так и будет.
— А если нет?
Почти Дракон нервно покусал себя за хвост.
— А если нет, то так быть не должно.
— И что ты собираешься делать? — усмехнулся Рыцарь. — Царевна не может пойти против решения Царя. Никто не может.
— Ты можешь, — буркнул почти Дракон. — Сам говорил, что нашему Царю не подчиняешься и делаешь, что хочешь.
— Вот именно — что хочу. А я не хочу. Хотя бы просто потому, что не знаю, что делать.
— Для начала — спросить саму Царевну. Ты знаешь, где она?
— Два дня пути, — ответил Рыцарь. — Царевна находится в доме одного важного человека. Я толком не понял — то ли Царь ему должен, то ли боится — но, судя по слухам, он даже не спорил, когда у него потребовали отдать Царевну.
— Возмутительно! — почти Дракон разозлился, выдыхая огонь. — Мы отправляемся немедленно!
— Мы?
Почти Дракон расстроенно вздохнул.
— Я понимаю, тебе это всё не по душе, — сказал Рыцарь. — Но я не вижу в этом ничего странного или плохого. Для меня это нормально, как и для многих других. В том числе и для Царевны.
— Это потому, что ты смотришь не с той стороны. Представь себя на её месте.
— Решительно невозможно!
— И всё же?
Рыцарь недовольно пожал плечами.
— Да, неприятно, — согласился он. — Слушай, мне страшно. А если Царь всё же боится этого человека? Нам тогда тем более стоит его бояться.
— Бояться — это нормально, — ответил почти Дракон. — А Царь просто трусишка.
— За Царём армия.
— Подумаешь!
— Твой оптимизм удивляет, — вздохнул Рыцарь. — Ладно, допустим. Ты вернёшь себе друга, а что получу я?
— А что тебе нужно? — спросил почти Дракон. — У меня совсем ничего нет. Камни только, и те — жёлтые.
— Повтори.
— Чего? Жёлтые камни, в пещере у меня лежат. Показать?
Добравшись до пещеры, Рыцарь удивлённо присвистнул.
— Ничего себе, — выдохнул он.
— Нравятся? — обрадовался почти Дракон. — Можешь взять сколько хочешь, их тут всё равно очень много.
— Ты же знаешь, что это золото? — спросил Рыцарь.
— Глупости какие! Золото круглое! Ты монет никогда не видел, что ли?
— А из чего, по-твоему, делают монеты?
Почти Дракон удивлённо посмотрел на золото и на Рыцаря.
— Ой-ёй!
— Вот тебе и «ой-ёй», — хихикнул Рыцарь. — Ты не перестаёшь меня удивлять, маленький Дракон. Я возьму вот эти три камня — для мотивации и подавления своих страхов.
— Можешь взять хоть четыре! — обрадовался почти Дракон. — Держись, Царевна, я иду!