Джинн висел в воздухе позади Человека, нервно грыз ногти и безуспешно пытался унять дёргающийся глаз. 

— Это… — протянул Человек. — Это очень даже хорошо! Отличный замок!

— Правда? — радостно выдохнул Джинн. — О, хвала…

— Но вот если бы его башни были квадратными, а стены из белого кирпича — он был бы ещё отличнее. 

Джинн молча хлопнул в ладоши, внеся в облик замка соответствующие изменения. 

— Ну такое, — поморщился Человек. — Ужасно выглядит. Это твоя благодарность за то, что я выпустил тебя из бутылки? 

— Но ты ведь сам хотел, чтобы он был таким! Я сделал всё так, как ты просил, не больше!

— Не больше? Что, так сложно вложить каплю своей фантазии? 

Джинн, сжав кулаки, закрыл глаза и досчитал до десяти, после чего выдохнул и хлопнул в ладоши. Замок, который появился, поражал своей роскошью и великолепием. 

— Замка, подобного этого, ещё не существовало! — гордо заявил Джинн. — Ты только взгляни…

— Я даже знаю, почему не существовало, — усмехнулся Человек. — Это же издевательство, а не замок. Что у тебя со вкусом? 

— Да что теперь-то не так? Я учёл все возможные пожелания! 

— Перестарался. Знаешь что, перекрась-ка его в зелёный, возможно это исправит… Фу! Убери это немедленно! 

Джинн послушно хлопнул в ладоши. Человек тяжело вздохнул. 

— Когда я нашёл бутылку, в который ты был заперт, я не думал о какой-то награде за твоё освобождение. 

— Знаю, повелитель. Ты уже говорил. 

— Ты сам предложил награду, — продолжал Человек. — Ты сказал: «любое твоё желание. Я сделаю всё, чтобы мой спаситель был доволен». И что? 

— Возможно, если ты точнее объяснишь, чего хочешь, я…

— По-твоему, это я виноват, да? Я не знаю, чего хочу? Да я тебе уже сто раз говорил, чего я хочу! 

— И я делал то, что ты просил, — ответил Джинн. — Я возвёл для тебя сто замков, но ни один тебе не понравился.

— Потому что ты надо мной издеваешься! — фыркнул Человек. — Я тебе говорю одно, а ты делаешь совершенно другое! Давай так: делай разные замки, а когда мне какой-нибудь понравится, я тебе об этом скажу. 

Спустя восемь часов и тысячу замков, Человек разочарованно вздохнул. У Джинна уже дёргались оба глаза. 

— Вот в начале был ещё более-менее, — проворчал Человек. — Семнадцатый, вроде бы. Не этот. Не этот. Во! Хотя нет, он ужасен. 

— Почему? — робко поинтересовался Джинн. — Прекрасный замок из белого мрамора с золотой отделкой. 

— Прекрасный? Да он же… Нет, я тебе даже объяснять не буду, почему он ужасен. Ты это сам должен понимать, без всяких объяснений. Когда поймёшь, сообразишь, почему меня оскорбляет тот факт, что ты посмел мне его предложить. Знаешь, когда я нашёл бутылку…

— Я безмерно благодарен тебе, повелитель, за моё освобождение и никогда не забуду этого. И я всё ещё готов сделать всё, чтобы ты был доволен. 

— Что ж, дам тебе ещё один шанс, — махнул рукой Человек. — Сделай мне замок, как Нойшванштайн, только пусть он будет выше и с двенадцатью башнями. И окна пусть будут круглые и одного размера. И, пожалуй, с плоской крышей. 

Джинн на мгновенье задумался и хлопнул в ладоши. Человек схватился за голову.

— Это что? — заорал он, брызжа слюной. — Что ты построил вообще? Ты замок Нойшванштайн видел? Да тут ни капли сходства! Что ты молчишь, а? Я ведь предельно понятно сказал: как Нойшванштайн, а ты что сделал? Нет, вот честно, я когда нашёл…

Джинн, истерично смеясь, схватил Человека и засунул его в бутылку без применения магии. Успокоившись, он вставил в горлышко пробку, хорошенько размахнулся и выбросил бутылку в море. 

— Я за тысячу лет в бутылке так не вымотался, как за день с тобой, — сказал Джинн вслед. — Ох, надеюсь ты был единственным в своём роде и больше никому не придётся испытать те же мучения, что выпали на мою долю.

Если бы, Джинн, если бы.