Иван-дурак

Иван-дурак

— У меня к каждому посетителю индивидуальный подход, — Кощей демонстративно пересыпал золотые монеты из одной руки в другую, — Вот тебе зачем деньги нужны?

— Известно зачем, — Иван-дурак облизал пересохшие губы, не моргая глядя на золото, — К Царевне свататься буду.

— Понимаю — на Царя впечатление произвести нужно. Работаешь где-нибудь?

— Вот ещё! Что я, дурак, по-твоему?

Кощей мысленно кивнул и широко улыбнулся.

— Понимаю — будущему царскому зятю работать ни к чему, — подмигнул он, — Но спросить я обязан, и вот почему — возвращать заём чем планируешь?

— Возвращать? — удивился Иван-дурак.

— Само собой, а ты как думал? — усмехнулся Кощей, — Что я тут монеты просто так раздаю?

— Ну да.

— Нет, братец. Просто так только Богатыри добро творят, а у меня всё по-честному. Взял ты монету — через неделю изволь вернуть две.

Призадумался Иван-дурак да на пальцах что-то считать начал.

— Не понимаю, — наконец, вздохнул он, — Почему две-то? Беру же одну — стало быть, и возвращать одну положено.

— Это где так положено? — нахмурился Кощей.

— Известно где — везде, — важно ответил Иван-дурак, — Я у Федьки-соседа медяк брал, знаю, о чём говорю.

— История займов есть, значит? Положительная?

— Чего?

— Медяк, спрашиваю, вернул Федьке? — Кощей вынул из стола чистый лист, — Как и договаривались?

— Нет, не вернул, — Иван-дурак тяжело вздохнул, — Федьку Водяной на дно утащил.

— Но ты собирался вернуть?

— Спрашиваешь!

— Молодец, — похвалил Кощей, обмакнув перо в чернила, — Но мы не договорили. Как собираешься возвращать заём?

— Известно как, — Иван-дурак протянул руку, сделав вид, будто кладёт на стол монету, — Вот так.

— Да чтоб тебя! Монеты где возьмёшь?

— А! Из царской казны, конечно.

— Ишь, какой самоуверенный, — усмехнулся Кощей, — А если Царь тебе откажет, что тогда?

— С чего бы ему отказывать? — засмеялся Иван-дурак, — Я молодой, крепко сложён, считать умею. И все говорят, что я на лицо очень хорош.

— Кто говорит?

— Мама с бабушкой.

— Авторитетные источники, — Кощей со вздохом отложил перо, — Утомил ты меня, Ваня. Давай так — я тебе даю сто золотых монет на два месяца. Возвращаешь двести. Если…

— Как двести? — возмутился Иван-дурак, — За что двести-то?

— А какая мне иначе выгода тебе взаймы давать? Это и мой процент за пользование моими деньгами, и мой риск, сам понимаешь. Тут или соглашаешься или уходишь ни с чем.

— Придумал тоже! А если в царской казне столько нет? Что я тогда делать-то буду?

— А это, Ваня, уже твои проблемы, — Кощей вновь взял перо в руку и принялся заполнять бумагу, — Каждый день невозврата будет тебе стоить по одной золотой монете.

— Эдак через полгода ещё двести набежит! — фыркнул Иван-дурак, — Да это же настоящий грабёж, а не заём!

Кощей согласно кивнул и протянул ему бумагу. Иван-дурак вздохнул и поставил крестик.

 

***

— Да погоди ты, не плачь! — Богатырь растерянно разводил руками, — Что случилось, объясни?

— Кощей! — всхлипнул Иван-дурак, — Сказал, что если я ему двести монет через два месяца не принесу, он меня Горынычу скормит! И бумагу подписать заставил! Ой, горюшко! Маменька рыдать будет!

Богатырь нахмурился, закатал рукава и положил на плечо дубину.

— Не боись, Ванька, никто тебя Горынычу не скормит, — пообещал он, — А к Кощею я сейчас схожу, объясню, что так делать нехорошо — он ближайший месяц даже говорить не сможет. Совсем уже обнаглел, с простых людей деньги вымогает!

Рубрики:Про Кощея