Неудавшаяся сказка

— Ух ты, сколько вас! — воскликнул Змей Горыныч, засунув среднюю голову в окно избушки. — А чего такие кислые? Бабушка, что случилось? 
— Связалась с дураками на свою голову, — проворчала Баба-Яга. 
— Это кто тут дурак? — фыркнул Иван. 
— Молчал бы, пьянь, — усмехнулся Кощей. 
Иван подскочил и схватил Кощей за грудки. 
— А ну отставить! — гаркнул Змей Горыныч. — Ещё не хватало! Что случилось, я спрашиваю? 
— Похитили мы тут одну девицу, — вздохнула Баба-Яга. — Ну как в старые добрые времена, помнишь? 
— Ну. 
— Ванька вон напросился, тоже, говорит, хочу. Клялся-божился исполнять всё, как велено… 
— Ничего я не божился! — возмутился Иван. — Чего наговариваешь-то? 
— А надо было бы, — укоризненно ответила Яга, — глядишь и сделал бы всё, как положено. 
— Я бы и сделал, если бы всё правильно сделали. 
— Я сейчас избушку подпалю, — пригрозил Горыныч. — Рассказывайте, что у вас произошло? 
— Похитили мы девицу из местных, Оленьку, — заговорил Кощей, забивая трубку. — Суженый ейный, Тихон, спасать должен был, всё, как всегда. Причину нашли, Ваньку в трактире посадили, чтобы ждал, пока Тихон за помощью прибежит. 
— Дальше что было? 
— Нажрался он, вон что! — всплеснула руками Яга. — Как знала же, что так будет! 
— Я там неделю сидел, — оправдывался Иван. — От скуки чуть ли выть не начал! Уйти-то никуда нельзя, Тихона ждать надо было. 
— А почему так долго ждал? — удивился Горыныч. — Тихон что, невесту выручать не торопился? 
Кощей покраснел и отвернулся в сторону, дымя трубкой. 
— А ему никто не сказал, что её похитили, — развёл руками Иван. — Сэкономить он, видите ли, решил. Сам, говорит, догадается. В итоге Тихон неделю по лесам-полям бродил, Оленьку искал. Думал она в болоте сгинула. Потом Кощею ждать надоело, и он соизволил к нему явиться и сообщить. Вот Тихон и пришёл в трактир, когда я уже сорвался. Виноватым себя не считаю. 
— В чём виноватым? — уточнил Горыныч. 
— Шары залил и всё забыл! — злобно хихикнула Баба-Яга. — Он его испытать должен был и ко мне отправить за помощью. Но спьяну наш Герой решил Тихону помочь спасти Оленьку. Я с утра зелье сварила, превратилась в прекрасную девицу, чтобы Тихона испытать. Тут заваливается Иван с ним вместе, видит меня и начинает глазки строить! Потом Тихону говорит, мол, иди на улице подожди, я сейчас у девицы-красавицы насчёт старухи разузнаю. Тихон только за дверь, а этот сразу ко мне и как давай, охальник, срамные вещи на ушко шептать! Да так складно, я чуть не забыла, что к чему. Хорошо Баюн хохотать начал, а не то… 
Баба-Яга перевела дух, отпив чаю из кружки: 
— Сбросила я личину, а этот гад как заорёт, да с кулаками на меня! Хорошо Тихон прибежал, остановил. 
— А дальше что было? — Змей Горыныч тихонько трясся, сдерживая смех. — Рассказала всё? 
Яга неопределённо махнула рукой и покраснела. 
— Если бы, — хмыкнул Кощей. — Она Тихона ко мне отправила. Должна была бутыль с простой водой дать, под видом святой да меч заговорённый, который мне вреда не причиняет. Про всё забыла, даже не предупредила. О срамных вещах, поди, думала. 
Яга молча показала ему кулак. Кощей показал в ответ и у него на лысине выросла поганка. 
— Сижу я, значит, в замке, — продолжил Кощей, ничего не заметив. — Вдруг заваливается Иван — глаза безумные, в руках кропило. За спиной Тихон стоит, кадку со святой водой держит. Я-то сразу смекнул, что всё пошло не так, ору, мол, забирайте Оленьку, сдаюсь! А эти два идиота за мной по замку носятся и святой водой брызгают. Иван Тихону орёт: «Готовься! Сейчас лысый ослабнет, мы его мечом на куски порубим да под яблоней закопаем. Полежит недельку и расскажет, где твоя невеста!» На такое мы не договаривались, поэтому пришлось Ивану по голове разок стукнуть — он и упал без чувств. Я быстренько Оленьку Тихону отдал и к Яге ушёл. Утром и эта пьянь заявилась, мол, не помнит ничего. 
Змей Горыныч хохотал вовсю, упав на травку возле избушки. 
— Я правда ничего такого не помню, — вздохнул Иван. — Честное слово!