Эта голова не только корону носить умеет 

— Царь-батюшка! — толстый Боярин протиснулся в двери тронного зала. — Дракон! 
— Да сколько можно! — Царь стукнул кулаком по подлокотнику. — Эх, не был бы я таким старым — лично бы голову ему отрубил! 
— Так бы и было, Великий Государь! А сейчас чего делать прикажете? В колокола звонить? За Богатырями послать? 
Царь слез с трона, подошёл к окошку и посмотрел на Дракона, который сидел за стеной. 
— Богатырей, пожалуй, — пробормотал он, перекрестившись. — Хотя погоди. Во сколько казне их работа обходится? 
— Мешок золота, — отрапортовал Боярин. 
— То-то мне золота на постройку второй башни не хватило! — ахнул Царь. — Даже налог поднять пришлось из-за этих Богатырей. Совсем обнаглели. 
— Разделяю ваше негодование и восхищаюсь вашим острым умом, Царь-батюшка! 
— Ещё бы. Слушай, что я тут подумал: предыдущий Дракон чего хотел? 
Боярин почесал затылок: 
— Если не путаю, то десяток коров. А что? 
— Как что, дубина? — всплеснул руками Царь. — Да ведь этих коров у нас в Царстве не сосчитать! 
— Как это не сосчитать? — удивился Боярин. — Триста семьдесят пять штук, включая телят. 
Царь тяжело вздохнул, закатив глаза. 
— С кем приходится работать, — пробормотал он. — Я к тому, что десяток коров куда дешевле мешка золота. Так почему бы просто не давать Дракону то, что он просит? 
— Царь-батюшка! — Боярин восхищённо захлопал в ладоши. — Какая идея! Ну чистый восторг! Это ж какая экономия! 
— Эта голова не только корону носить умеет! — Царь гордо постучал пальцем по своему лбу. — Эдак и на третью башню замахнуться можно. Эй, там! Пошлите к Дракону Гонца, пусть узнает, что ему нужно! 
*** 
— Великий Государь! — заорал Гонец, поклонившись. — Дракон требует выдать ему пять коров! В случае отказа обещает крушить, жечь и причинять иной ущерб по своему разумению. 
— Слыхал? — довольный Царь подмигнул Боярину. — Пять коров! Всего-то! А вот если бы не я, вы бы и дальше, как дураки, Богатырям платили. 
— Так ведь по вашему указанию, Царь-батюшка… — заговорил было Боярин и осёкся, поймав удивлённый взгляд Царя. — В смысле, что бы мы без вас делали! 
— Вот и я том же. Эй, там! Выдайте Дракону пять коров! 
*** 
— Царь-батюшка! — Боярин остановился у трона и изобразил подобие поклона. — Дракон! 
— Опять? — удивился Царь. — Быстро он, однако, вернулся. Чего на этот раз хочет? 
— Пять коров требует. В случае отказа… 
— Да понятно, понятно. Выдайте ему пять коров, жалко вам, что ли. Всё дешевле, чем мешок золота платить. 
*** 
— Царь-батюшка! — Боярин, тяжело дыша, шагал чуть быстрее обычного. — Там… 
— Дракон, — кивнул Царь. — Не удивил. Ты с этих слов разговор уже почти три месяца начинаешь. Возьми и выдай ему пять коров, чего бегать-то каждый раз? 
— Не получится. Кончились коровы. 
— Как кончились? Их же у нас триста семьдесят пять штук! 
— Было, — виновато развёл руками Боярин. — Всех Дракону скормили за эти месяцы. Каждый день ведь летает, скотина ненасытная, ни одного не пропустил. 
— Как быстро время летит, — покачал головой Царь.— Ну предложите ему свиней или курями пусть возьмёт. 
— Коров требует. Грозится жечь, крушить и далее по списку. 
— Понятно. А как у Драконов со слухом? 
— Со слухом? — удивлённо переспросил Боярин. — Обычный слух, ничего выдающегося. А что? 
— Вот же сволочь крылатая! — воскликнул Царь, стукнув кулаком по подлокотнику. — Эх, не будь я таким старым, он бы рядом с нашим Царством летать бы боялся. Чего делать будем? 
— Один выход всего, Царь-батюшка. Богатырей звать надо. 
— Сам знаю. Но надо было, чтобы ты это сказал, чтобы мне потом было кого винить. Эй, там! Отправьте Гонца к ближайшему Богатырю! 
*** 
— Государь! — Гонец упал на колени перед троном и стукнулся лбом о пол. — Не вели казнить! 
— Я подумаю, — нахмурился Царь. — Плохие новости принёс, что ли? 
— Богатырь сказал, что один он на этого Дракона не пойдёт, мол, слишком уж тот разожрался за эти месяцы. Впятером, говорит, идти нужно. 
Царь побледнел. 
— Пять мешков золота! — прошептал он. — Да что ж это делается-то! 
— Десять, Царь-батюшка, — поправил Гонец, не поднимаясь с пола. — По два на каждого Богатыря. Больно уж Дракон крупный. 
— Негодяи! — проворчал Царь. — А всё из-за кого? Что ты стоишь, глазки в пол опустил? Стыдно? 
— Я? — ахнул Боярин. — Великий Государь, но ты ведь сам это… 
— Цыц! Сам знаю, что я придумал. А чего ты не отговорил меня от этой затеи, а? Мешок золота ведь всего! А теперь десять отдать надо! Придётся теперь опять налог повышать. Не стыдно тебе? 
— Царь-батюшка, — подал голос Гонец, — насчёт этого Богатырь тоже сказать велел. 
— Что сказать? — заинтересовался Царь. — Говори. 
— Не могу вслух. Разрешите на ухо прошептать. 
— Ну шепчи, коль так не можешь. 
Гонец встал с колен, подошёл к трону и прошептал Царю слова Богатыря. Царь покраснел. 
— Скипетр? — переспросил он. 
— Скипетр, — повторил Гонец. — Так и сказал. 
Царь повернулся к Боярину: 
— А у нас кто-нибудь сильнее Богатырей есть? 
Боярин молча развёл руками. 
— Тогда не буду налог повышать, — решил Царь, отложив скипетр подальше. — Придумаем чего-нибудь. А ты ступай, зови Богатырей, пока Дракон крушить и жечь не начал. Эх, не видать мне третьей башни!