Добро пожаловать в Тридевятое Царство, или Глупые шутки Бабы-Яги

— Какая скудная у тебя, бабуля, обстановка! — Рыцарь, поджав губы, осматривал избушку. — Как можно так жить? 
— Недавно в наших краях? — усмехнулась Баба-Яга. — Везёт тебе, что я вашего брата не люблю — слишком сильный привкус плесени. 
— Смешно шутишь, бабуля. Не страшно тебе одной посреди леса-то жить? 
— Мне? Ты вокруг посмотри: избушку даже птицы за милю облетают. Не возникает вопросов по этому поводу? 
— Ох и самомнение же у вас! — засмеялся Рыцарь, садясь на лавку. — Пару часов назад встретил одного здоровенного юношу. Разговорились — на Чудище идёт! Один! Без доспехов, без меча — одна лишь толстая ветка в руках. Спрашиваю, когда остальные воины подойдут и по глазам его вижу, что не понимает, о чём я говорю. Меня с собой звал, чтобы я посмотрел, как он Чудище одолеет — да только что я, не видел, что ли, как Чудища людей бьют? Дурачок, что с него взять. 
— Про Богатырей тоже не слыхал, — пробормотала под нос Яга. — Что же, объясню тебе, что тут к чему. Но сначала вот что — помнишь, в какую сторону тот юноша пошёл? 
— Помню. 
— Догони его и иди с ним к Чудищу. Дело в том, что это — прекрасная Царевна, проклятая тем самым Чудищем. 
— В самом деле? — заинтересовался Рыцарь. — А он, в смысле она, ничего об этом не сказала. 
— Это из-за проклятья, — объяснила Яга, — никак она не может рассказать правду, кто она на самом деле. И спрашивать её об этом нельзя, иначе проклятье её погубит. 
— А что же тогда нужно делать? 
— Нужно идти с ней к Чудищу и ждать, пока она его одолеет. А как только Чудище на землю упадёт — тут же поцеловать. И проклятье сразу разрушится! 
— Ух ты! — удивился Рыцарь. — Так просто? А чего же с ней до сих пор никто не пошёл? 
— Боятся, — развела руками Яга. — Чудище, как-никак. 
— Невероятно! Царевна-то красивая? 
— Ослепительной красоты девица. А как богат её отец-Царь! 
Рыцарь счастливо хлопнул в ладоши и пошёл к двери: 
— Так и знал, что мне здесь понравится! Увидимся, бабуля! 
Яга села у окошка и хитро улыбнулась вслед убегающему Рыцарю. 

*** 

Богатырь шёл по тропинке через лес, насвистывая песенку, как вдруг услышал шаги за спиной. 
— Передумал-таки? — усмехнулся он, увидев запыхавшегося Рыцаря. — Или мимо бежишь? 
— К тебе, — улыбнувшись, ответил Рыцарь. — Как ты? Не устал идти? 
— Да нет, — Богатырь недоумённо посмотрел на Рыцаря. — От чего тут уставать: я всего-то миль десять прошёл. 
— Это хорошо. Но ты если устанешь, обязательно мне скажи, ладно? 
Богатырь почесал затылок: 
— Эм. Ладно. Пошли. 
Закинув дубину на плечо, Богатырь пошёл дальше через лес. Рыцарь шёл рядом, довольно улыбаясь. 
— Ветка не тяжёлая? — спросил он. — Хочешь я её понесу? 
— Дубина-то? — удивился Богатырь. — Да нет, как пёрышко. Чего тебе-то её нести? 
— Ну тебе ведь так легче будет, — сказал Рыцарь. — Нам ещё далеко идти? Можем отдохнуть, если хочешь. 
— Да чего ты заладил-то? Не хочу я отдыхать! 
— Хорошо, хорошо! Как скажешь. Но если что — я рядом. 
— Да я вижу, что рядом, — Богатырь остановился и наморщил лоб. — Это ещё что такое? 
Прямо на тропе лежал здоровенный валун. 
— Не бойся, это всего лишь камушек, — улыбнулся Рыцарь. — Его можно просто обойти. 
— Я вижу, что камушек. Мы-то обойдём, а если старушка какая тут идти будет? Сойдёт с тропы, споткнётся о ветку и упадёт. Нехорошо это. Подержи-ка. 
Сунув Рыцарю в руки дубину, Богатырь поплевал на ладони, обхватил валун и поднял его над землёй. 
— Ты чего? — запричитал Рыцарь. — Тебе нельзя такие тяжести носить, ты же… Давай я помогу! 
Богатырь, отбросив валун в сторону, отряхнул ладони о рубаху: 
— Готово. Чего ты там говорил? 
Рыцарь хлопал ресницами, открыв рот от удивления. 
— Почти пришли уже, — сказал Богатырь, забирая дубину. — Позади держись, чтоб не зацепило. 
Через несколько минут они вышли к пещере, перед которой сидело Пучеглазое Чудище. Увидев Богатыря, Чудище заметалось, ещё сильнее выпучив глаза от страха. 
— Только попробуй убежать! — грозно закричал Богатырь. — Я всё равно тебя найду, ты меня знаешь. 
Чудище замерло и тяжело вздохнуло. Богатырь подошёл ближе и помахал дубиной: 
— Значит, «Богатырей на кашу, власть Кощею»? 
— Я такого не писал, — затряслось Чудище. 
Богатырь нахмурился. Чудище всхлипнуло: 
— Извините, пожалуйста. 
— Извиняю, — кивнул Богатырь, опустив дубину на голову Чудища. — Научили дурака грамоте: это же надо додуматься — под такими словами свою подпись оставить! Э-э-э! Ты чего это удумал? 
— Да так надо! — суетился Рыцарь, безуспешно пытаясь вырваться из рук Богатыря. — Пусти! 
— Не пущу, — ответил Богатырь. — Ты чего делаешь? 
— Проклятье с тебя снять хочу! 
— Какое ещё проклятье? 
— Которое на тебя наложило это ужасное Чудище! — воскликнул Рыцарь. — Неужели ты не хочешь снова стать прекрасной Царевной? Ой! 
Богатырь лёгким щелчком отправил Рыцаря на землю, взял дубину и нахмурился: 
— Давай-ка с самого начала — о какой Царевне речь? 
Рыцарь, убедившись, что Богатырь не погиб, вздохнул и рассказал о своём разговоре со странной бабулей, которая живёт в одиноком домике посреди леса. 
— Я только вчера сюда приехал, — виновато сказал Рыцарь. — Мало ли, я ведь ещё ничего не знаю. Помоги встать. 
Богатырь протянул руку и поднял Рыцаря на ноги. 
— Благодарю, — сказал Рыцарь, отряхиваясь. — Может, всё же стоит попробовать? Ну, с проклятьем, вдруг ты из-за него и не помнишь… 
Договорить он не успел: Богатырь, нахмурившись, стукнул Рыцаря по голове, воткнув его по шею в землю. Вдалеке раздался заливистый старушечий смех. 
— Добро пожаловать в Тридевятое Царство! — усмехнулся Богатырь. — Ну Яга, ну шутница! Столько лет, а всё туда же. Жди, скоро в гости к тебе зайду. Вместе посмеёмся.