Девица Марфушка и непобедимое Чудище

Повадилось как-то одно Чудище, что живёт глубоко в лесу, пакостить на территории Тридевятого Царства. То колесо с телеги скрутит ночью, то корову украдёт, а то и девицу какую похитит.
Царь Тридевятого Царства нанимал Богатырей, выписывал из-за границы Рыцарей и Волшебников, но всё без толку: Чудище было очень сильнó, и те немногие, кто возвращался после встречи с ним, рассказывали ужасные вещи, плакали по ночам и мучались от кошмаров.
Время шло, Чудище, понимая, что нет такой силы, что может его одолеть, становилось всё наглее: коров уводило средь бела дня, ухмыляясь хозяину, девиц требовало оставлять по вечерам воскресения у большого камня и крутило фигушки в окна Царю, отчего тот находился в скверном настроении, срываясь на первых встречных.
Так вышло, что после очередного наблюдения за фигушками, шёл Царь через двор и увидел Мужичка, который начищал свои сапоги. Рассвирепел Царь, ногами затопал, руками замахал и кричит:
— Да как у тебя, негодяя, рука поднялась! Как смеешь ты в такое время сапоги начищать? Чудище лютует, скоро с нашего стола еду брать начнёт, а он — смотрите-ка — сапоги начищает!
Мужичок страшно испугался — так сильно, что даже забыл сказать, что Царь сам на прошлой неделе запретил ходить в нечищенных сапогах.
— Нечего сказать, да? — продолжал возмущаться Царь. — Или ты не хочешь со мной разговаривать? Что, слишком высокого мнения о себе?
Мужичок и рад был ответить, да только от страха все слова позабыл. Царя это разозлило ещё сильнее.
— Вот ты, значит, какой? Лучше Царя, выходит? Может ещё и умнее? Давай посмотрим, какой ты умный — чтобы к завтрему утру придумал, как Чудище от нашего Царства отвадить. А не придумаешь — назову обидным словом и голову велю отрубить!
Развернулся Царь и пошёл обратно в свои палаты. А Мужичок, забыв про сапоги, побежал домой.
И была у Мужичка дочка Марфушка: пусть не красавица, но зато умница. Хлопочет по хозяйству, а тут отец забегает: глаза полные ужаса, словно за ним все черти из преисподней гонятся. Забрался Мужичок под одеяло, дрожит и плачет, с белым светом прощаясь.
— Говорила тебе, папенька, не бери ты эту дрянь у Семёна! — проворчала Марфушка. — У Анны Петровны пусть и подороже, зато натуральнее.
— Ни капли! — пробормотал Мужичок из-под одеяла. — Вот те крест! Сегодня — ни-ни!
И рассказал Мужичок дочери, какую задачу перед ним Царь поставил. Выслушала его Марфушка и вздохнула тяжко.
— Чтоб у него треснуло что-нибудь! — проворчала она. — Желательно дважды. Ты вот что, папенька: щи в печи, пироги на столе, беленькая в сенцах, в старом валенке. Ужинай и спать ложись, а я что-нибудь придумаю.
Вышла Марфушка из избушки, села на крылечке и думать стала — кто из Богатырей ещё не пытался сразиться с Чудищем, да так ничего и не придумала. И как ей не хотелось, а решила она идти к Бабе-Яге, что жила в лесу в необычной избушке.
Взяла Марфушка новый пуховый платок, что сама связала, два яблока и кусок хлеба в дорогу, и пошла в лес.
Лес тот был, само собой, волшебный и через час пути стали Марфушке мерещиться всякие странности: вот рыжая белка в платье танцует, вот из кустов чьи-то глаза светятся, а вот большой чёрный кот сметану лапой из банки ест.
Последнее Марфушке показалось очень уж странным, а потому сложила она три пальца и подняла руку, чтобы осенить видение крестным знамением.
— Руку откушу! — пригрозил Кот, не отвлекаясь от сметаны. — Иди мимо, ты меня не видела.
Оробела Марфушка и бросилась бежать через кусты, бормоча под нос молитвы и прося помощи у высших сил. Так бы она и бежала, но низкорастущая ветка дерева нарушила её планы путём удара о Марфушкин лоб.
Упала Марфушка на землю, похлопала ресницами и поднялась на ноги. Глядь — а перед ней избушка на курьих ножках стоит, словно всегда тут была! Подивилась Марфушка такому чуду, отряхнула одежду, поправила волосы и осторожно подошла к избушке.
Постучала Марфушка в дверь, внутри что-то затрещало и заскрипело, после чего дверь медленно открылась.
— Чу! — раздалось изнутри. — Русским духом пахнет!
— Немудрено, — пожала плечами Марфушка, — мы же на Руси, кем тут ещё пахнуть-то должно?
Зашла она в избушку, а там на печи Баба-Яга сидит и улыбается. Поклонилась ей Марфушка, платок пуховый протянула и всё как есть рассказала, умолчав про встречу с котом.
Баба-Яга её выслушала, слезла с печи и покрутилась перед зеркалом, примеряя новый платок. А как закончила, виновато развела руками.
— Не могу я тебе с этой бедой помочь, — сказала она. — Как бы не хотела, а не могу. Чудище-то это не только среди вас пакостит, но даже среди своих. Только сегодня утром у меня банку сметаны, окаянный, украл!
Засомневалась Марфушка в причастности Чудища к этому делу, но промолчала. А Баба-Яга продолжала:
— Девица ты, вижу, хорошая, об отце тревожишься. Да только нет такой силы, что может это Чудище одолеть, во всяком случае я о ней не слыхивала. Сходи-ка ты, милая, к Кощею: он над злодеями и нечистью царствует, если кто-то что и знает, так только он. И не робей! Станет он тебя испытывать — ничего не бойся. Делай всё, как сказано, он и не отвертится.
Поклонилась Марфушка Бабе-Яге, поблагодарила за совет и вышла из избушки. Баба-Яга высунулась в окно и помахала рукой, уточнив, не нужен ли ей адрес Кощея? Марфушка покраснела, стыдясь своей забывчивости, поблагодарила Бабу-Ягу ещё раз и пошла по указанному направлению.
Через два часа пути пришла Марфушка к замку Кощея, чёрному, как ночь. Набравшись смелости, она постучала в дверь, которая тут же была открыта Кощеем.
— Кто такая? — спросил Кощей. — Чего надоть?
Поклонилась Марфушка Кощею и рассказала ему всю свою историю. Выслушал её Кощей внимательно и пригласил внутрь.
— Не задался денёк, верно? — усмехнулся он. — Баба-Яга права была, одолеть это Чудище никак нельзя. Заколдовано и заговорено со всех сторон, даже я ему ничего сделать не смогу.
Опустила Марфушка голову и слезинку пролила. Кощей, выдержав паузу, улыбнулся.
— Но вот остановить! Остановить его можно.
— Расскажите! — взмолилась Марфушка. — Всё, что прикажете, сделаю, если поможете папеньку от плахи спасти!
— Это и мне полезно будет, — отмахнулся Кощей. — Вообще, мне это Чудище не особо мешало, но вот авторитет мой из-за него страдает — шептаться уже начинают, будто и не я над всеми злодеями царствую. Сам я, конечно, за помощью обратиться не могу, статус не позволяет. Так что я тебя научу, куда идти, а ты за это никому не расскажешь, что это я тебя научил. И все будут счастливы. Договорились?
— Договорились! Никогда и никому не расскажу, чтоб мне провалиться на этом месте!
Убедившись, что Марфушка не провалилась, Кощей довольно хлопнул в ладоши и перешёл на шёпот:
— Слушай и запоминай: иди строго на запад, пока не увидишь огромную гору…
Ранним утром проснулся Мужичок, умылся колодезной водой и сел на крылечке в ожидании дочери. И с каждым часом было ему всё печальнее и печальнее, а дочка всё не появлялась.
Зато после обеда явились царские стражники, взяли Мужичка под ручки и повели к Царю.
Царь, тем временем, смотрел через окно на фигушку, что показывало живое и невредимое Чудище. Показав в ответ язык, Царь вышел во двор и сел рядом с плахой, ожидая Мужичка. А когда того привели, нахмурился.
— Придумал ли ты, как избавиться от Чудища?
Мужичок, дрожа от страха, только развёл руками.
— Очень жаль, — вздохнул Царь. — На тебя возлагались большие надежды. На плаху его!
Потащили Мужичка на плаху, как вдруг со стороны сада раздаётся крик:
— Стойте!
Повернулся Царь на голос и обомлел: идёт к замку девица, а с нею ещё одно Чудище! Царь было бежать думал, как вдруг местное Чудище перестало фигушки крутить и спину выпрямило.
— Мама? — удивлённо спросило Чудище. — Ты откуда тут?
— Оттуда! — фыркнула Мама Чудища, отвешивая ему подзатыльник. — Вот ты куда ходишь? Вот куда ты силу свою расходуешь? Фигушки в окна показываешь?
Чудище смущённо посмотрело на раскрывших рты людей.
— Ну не здесь же, Мам, — попросило оно, — люди же смотрят.
— Пусть смотрят! — Мама Чудища отвесила ещё один подзатыльник. — Ты Богатырей всех одолел?
— Всех!
— Так и почему ты всё ещё здесь?
— Чтобы остальных в страхе держать!
— И для этого ты им фигушки показываешь?
Отвесив Чудищу третий подзатыльник, Мама схватила его за ухо и потащила в сторону леса.
— Ещё раз! — доносилось от них. — Ещё раз я услышу, что ты простых людей!.. Не посмотрю, что уже вырос, так высеку — неделю стоя спать будешь!
С тех пор Чудище больше не пакостило и даже не появлялось на территории Тридевятого Царства. Царь, конечно, по такому поводу устроил большой пир, на котором даже извинился перед Мужичком, что сорвался на него и пообещал больше так не делать.
Марфушку Царь щедро наградил, а потом и вовсе сосватал её за своего сына-Царевича, логично рассуждая, что пусть она и не красавица, зато умница. С такой точно не пропадёшь.

Подписаться на рассылку